Предыдущая главаСледующая глава

Империя возрождается

В                
                
 
ладимир Ильич Ульянов родился 22 апреля (н.ст) 1870 года... - это я вам выпаливаю в ночь-заполночь, поднятый по учебной тревоге и дрожащий на апрельском холодке в одной портянке и пилотке звездой назад. Вы тоже не теряетесь и лупите скороговоркой, что отец его был инспектором по министерству просвещения, а мать - замечательной женщиной...
                Тут мы замечаем, что начальства рядом нет, проснулись мы случайно, от ночного похмельного кошмара. Мы расслабляемся, - состояние у нас как раз подходящее для воспоминаний об Ильиче, - цитат из Прилежаевой и Михалкова не помним, а общее ощущение под языком у нас имеется...
                Владимир Ильич явил собой иллюстрацию парадоксального процесса формирования личности в России. Еврей по матери и сын русского штатского генерала, сын дворянина и сам обладатель личного дворянства (его присваивали за окончание ВУЗа, так что все мы тут как бы дворяне), мелкий помещик (в Кокушкино его ссылали не просто так, а в фамильное поместье), брат неудачливого цареубийцы - чего еще не хватает в этом замесе?
                Владимир Ильич решил стать Императором. Говорят, это Фрейд виноват, из-за него, собаки, у Володи Ульянова сложился подсознательный синдром мести за брата (как у Разина), желание переспать во дворце, казнить всех Романовых, всех кто в младших классах ломал его карандаши, всех, кто окончил школу без четверок.
                Горбить присяжным поверенным, всю жизнь торчать за полированным деревом адвокатской конторки Володе было скучно, его мысли растекались по этому древу гораздо обширнее. Умел этот могучий человечище выжать сверхзадачу из своей щуплой внешности!
                Вы еще не забыли стихи горлана-главаря Владимира Владимировича? (Маяковского, если кто не понял). Вот что примерно писал поэт:
                "Не думал (Зимний дворец - С.К.), что в кровати, царицам вверенной,
                Развалится какой-то присяжный поверенный...".
                У Маяковского двусмысленно получилось. Это он так пытался извалять Александра Федоровича Керенского - премьера Временного правительства, коллегу Ильича. Вот ведь, совпадение: Керенский тоже был из Симбирска, учился с Володей в одной гимназии (видать, заразная гимназия была!), профессию приобрел аналогичную, карьеру делал похожую, только прожил почти до ста лет, оттого, что на троне не удержался.
                Володя тоже хотел в царскую постель.
                На кой хрен ему было молодость губить? Стесняться в обывательских радостях? Шакалить по эмиграциям? А, значит, характер у него такой. Непоседливый по маминой линии.
                Про Ленина нам известно многое. Нас им перекормили. И вот что здорово: творцы "Ленинианы" так боготворили своего подопечного, что все его фокусы признавали за гениальность и навязывали нам в качестве подражательного образца.
                Мы покупали за 5 копеек билет на утренний сеанс и наблюдали непорочными глазами, как милый наш равноапостольный Владимир Ильич "в Октябре" или "18 году" орет на конкурентов благим матом, хамит оппонентам, до оторопи унижает собственных товарищей.
                Сейчас эти фильмы по телевизору показывать неудобно, стыдно за человечество. Вот и не показывают, стесняются. А зря. Ибо кадры эти - прекрасная иллюстрация ко второму постулату нашей Теории:
                "Империи нужен Император. Жестокий, желательно сумасшедший малый, скорый на кровь".
                Володя нам подошел идеально. После казни брата, крови (чужой) ему было не жаль.
                Партию негодяев сколотить из любителей "общей работы", питающих отвращение к запаху пироксилина, в те годы было легко. Толпы партизан-теоретиков осаждали парижские и женевские кафе, проедая в безопасной Европе плоды труда угнетенных и подлежащих очередному освобождению народных масс. Тут нужно было только не потеряться, не запить, не загулять. Володя после Шушенского, куда угодил по глупости, за безответственную агитацию, как-то легко оказался за границей, - "бежал". Просто уехал в пальто и котелке. А чтобы не потеряться среди своих, слова не давал сказать участникам кухонных посиделок - еврейским бундовцам, социал-демократам, прочим собеседникам. На все их мысли у него находились контрмысли, на все слова - антислова. Он уверенно держал лидерство в своей группировке. А если туда забредал интеллектуал типа Мартова, разгонял группировку и собирал новую. Он четко следовал еще одному нашему правилу - поддерживал свой коэффициент партийной морали "на высоте". Соответственно и людишки вокруг него собирались опричные.
                Стремительное явление Ильича в немецком пломбированном вагоне в самый разгар Февральской революции, истерический вопль с привокзального броневика ошеломили не только податливую массу, - тогда на любой крик "даешь!" возбужденные мужчины хватались за колья, а женщины давали буквально, - но и разношерстную, разнопартийную братию.
                В Питере царила атмосфера победной суеты, наподобие нашей августовской эйфории 1991 года.
                Эсэры, заслуженно считавшие себя главной революционной партией, делили портфели Временного правительства и места в Советах. Савинков заделался министром обороны! Но эсэры заигрались в демократию, запутались в бесконечных "извольте, господа, соизмерять представительство с действительным соотношением народных пристрастий" и прозевали наезд ульяновской бригады.
                То, что сделал с ними Ленин, - пример гениального моделирования ситуации, беспредельной наглости, беззастенчивого предательства каких-либо "революционных идеалов", бессовестного пренебрежения к "действительным народным пристрастиям".
                Чем объяснить феномен Ленина, вскочившего бумажным чертиком на башню российского броневика? Что такого принес он в в Россию, чего тут и без него не было? О! Он принес в разгульный Иерусалим главное, - мистическое облако чего-то непонятного, но большого. "Большевизм". Он и его второстепенная партия стали свежими персонажами нашего мыльного сериала. Вот и встретили мы его пальмовыми ветками, вот и ввезли в наш Санкт-Иерусалим на бронированном осле...
                Кем был Ленин? Его подавали нам гением во всем.
                Давайте отбросим школьную шелуху.
                Ленин не был чемпионом по крикету и шахматам.
                Он не был бездумным подвижником.
                Он не был умильным любителем детей и страдальцем о бедах народных. Ему наплевать было на отдельно взятого человека.
                Он и теоретиком был обычным, - почитайте его работы, и философом - просто никаким. Его "Философские тетради" - "самая проблемная работа", давшая пищу сотням диссертантов, на самом деле - "новое платье короля", детский лепет на уровне третьего курса провинциального университета.
                А чего ж мы тогда с ним возимся?
                А того, что Ленин действительно - гений.
                Гений имперской интриги, великий строитель новой, невиданной партии и нового, неслыханного государства. Его интеллект не много уступал аналитическим способностям Троцкого, Каменева, Зиновьева и Бухарина. Зато второй сомножитель - "моральные" свойства - был безразмерен. Коэффициент получался огромный, всегда самый большой.
                Эти лидерские качества Ильич эффективно использовал в повседневной работе. Свои собственные "стратегические" писания всерьез не воспринимал. Зато практика его была гибкой, молниеносной, неожиданной.
                Вы считаете, надо воевать до победного конца? Пожалуйста, вот вам Брестский мир.
                Вы надеетесь, что настала эра милосердия? Вы правы - "не мир принес я вам, но меч!".
                Вы полагаете, что народные представители в Учредительном собрании (большинство за СР и КД) должны определить форму республиканского управления и назначить дату выборов? Извольте: посылаем анархиста Железнякова караулить Учредилку, чтоб не разбежалась и демократически расположилась в Петропавловке - пропорционально представительству. Самих эсэров изгоняем из правительства, уничтожаем, где поймаем.
                Юркий, вездесущий Ленин просто измотал и растерзал защиту оппонентов, захватил врата и трон нашей Империи.
                Он сумел сплотить партию. Насытить ее новыми выдвиженцами, алчущими постов и портфелей. Мобилизовал ВСЕ ошеломленное население на труд и подвиг. Принудительный труд и гибельный подвиг.
Он по-татарски, физически уничтожил ВСЮ старую элиту - царскую и княжеские семьи, разбил в камни старую имперскую чиновную пирамиду, осколки ее растер в прах, разогнал служителей никчемных муз и гуманитарных наук - куда только делись эти толпы теоретиков? Растоптал церковь, расстрелял жрецов старых культов, - во имя культов новых - культа своей империи и культа своей личности...
                Не верите? А вот:
                1919 год. Белые чуть не под Москвой, весь юг у Деникина, Сибирь у Колчака, Чапаев картошку по столу двигает, а на "свободной" части Советской Республики уже готовятся пьедесталы под 29 (!) прижизненных памятников Ильичу работы скульптора Ивана Шадра. Называлась монументальная фигура - "Зовущий Вождь". Может и поныне где-то стоит.
                Как дальше Ленин управился бы со страной, мы вполне можем догадаться. Он, развернувшись от артельности к НЭПу, так же резко крутанул бы хозяйственную рулетку обратно. Он провел бы индустриализацию и коллективизацию, раскулачивание и расказачивание, он бы "разгромил идейно и организационно" всех правых, левых, центровых и полусредних участников своего застолья.
                Он бы все сделал правильно, как учит История.
                Но не успел.
                И невелика беда! Ибо оставил наш бездетный Ильич достойного наследника. Чуть ли не впервые за всю Историю России смена Вождя не повлекла смены курса, теории, практики, понятий.
                Пришел новый человек - уникальный, немыслимый, геометрически верный, кристально четкий. Самый великий политический гений нашей страны, а если потягаться, - так и всего мира...
                Извиняюсь, вы понимаете, что эту осанну я пою по нотам абстрактной российской государственности, а не от души наивной? Ну, тогда поехали дальше.

Предыдущая главаСодержаниеСледующая глава


книга I
Кривая Империя
862-2000

книга II
Новый Домострой
1547

книга III
Тайный Советник
1560

книга IV
Книжное Дело
1561-1564

книга V
Яйцо Птицы Сирин
1536-1584

книга VI
Крестный Путь
986-2005

© Sergey I. Kravchenko 1993-2012: all works
eXTReMe Tracker