Предыдущая страницаСледующая страница

Правление Боярское

В                
                
                
осьмилетний Ванюшка остался круглым сиротой. Ему бы в первый класс ходить, изучать Аз - Буки - Веди, но приходилось бросать ученье и идти в люди - трудиться и работать. Царём.
        Но и тут было сомнение: долго ли дадут поцарствовать? Или сразу задушат, в ночь после маминых поминок? Всё к тому и шло.
        Но нет, приличия соблюдались целых семь дней. А уж потом главный воевода Василия Темного Василий Васильевич Шуйский (помните, как он перевешал смоленских партизан в царевых шубах?) позвал своих братьев и переловил всю свиту Елены во главе с Оболенским и сестрой его Аграфеной - мамкой маленького Вани. Последнюю родную душу отняли у пацана.
        Здоровяк Оболенский сразу же скончался в тюрьме. Было сказано, что от непривычки к тюремной баланде и "тяжести оков". Аграфена отправилась в монашки. Навстечу ей из тюрем выходили политические.
        Нечаянно освободили и опасного конкурента Шуйских, князя Бельского. Пока снова сажали его в застенок, пока хватали подручных и родню, пока рубили голову Писцу Мишурину за слишком большой авторитет, сам Василий Шуйский расхворался и помер.
        Эта мешкотня спасла жизнь Ване. О нем почти забыли, его отложили на потом. Но в 1540 году, летом троицкий игумен Иоасаф, перебежав в очередной раз от Шуйских к Бельским, извернулся подсунуть на подпись десятилетнему царю указ об освобождении Ивана Бельского. Сработало! Бельский нагло появился в Думе, стал без доклада ходить к царю, вместе с Иоасафом амнистировать одного за другим врагов Шуйских. Эти люди гораздо нежнее стали относиться к царю Ване, чем прежняя команда.
        Тогда Шуйские стали звать Русь к топору. Встал весь Новгород. Собрали большое количество бояр да дворян, и 3 января 1542 года ночью вошли в Москву с 3 сотнями дружинников. Неожиданное вторжение небольшого отряда имело успех. Бельских со товарищи перехватали. Ивана Бельского отправили в ссылку, но потом одумались - нельзя же без конца повторять одну и ту же ошибку - послали вдогонку трех убийц. Убили князя. Иоасаф бежал в спальню к царю. Отсюда его выволокли и увезли в ссылку. Ваня в слезах и ужасе дрожал под одеялом. Жуткие ночи боярских разборок одна за другой отпечатывались в сердце ребенка.
        Шуйские почти воцарились. Положение маленького великого князя становилось смертельно опасным. Шуйские хватали, избивали, волокли на расправу дворян государя прямо из-за обеденного стола в его присутствии. Послал как-то Иван митрополита заступиться за кого-то избиваемого, так митрополиту наступили на мантию и толкнули: пошел, козёл! - мантия треснула сверху донизу. В общем, держали Ивана за предмет мебели, никто не занимался его воспитанием и образованием. А напрасно! Стал Ваня сам читать книжки зарубежных авторов. А в книгах, как мы знаем, - одна только ересь да суета!
        Когда тебе 13 лет, когда в глаза тебя все называют великим князем, надеждой всего прогрессивного человечества, то ты как-то забываешь о щипках и шлепках, о жутком шепоте в дворцовых переходах, и начинаешь задумываться: а в чём оно состоит - твоё величество?
        Вот дед и отец, хоть и не были венчаны на царство, но назывались царями. А вот - в книге описан быт и нравы византийских царей да римских императоров, так это - цари! Нужно было Ване поразмыслить, как и самому стать настоящим царём, сильным и грозным. И время у него на это - было. Ваня не только читал и наблюдал, он впечатывал в свою память навек всю свою ненависть, весь свой страх, всё свое презрение к жизни и достоинству других людей, так часто его обижавших.
        - Иоанна оскорбляли вдвойне, замечает Историк: "оскорбляли как государя, потому что не слушали его приказаний, оскорбляли как человека, потому что не слушали его просьб, в Иоанне развивались два чувства: презрение к рабам-ласкателям и ненависть к врагам, ненависть к строптивым вельможам, беззаконно похитившим его права, и ненависть личная, за личные оскорбления".
        Вот запомним, для примера, две фамилии - Шуйский и Тучков. Первый в присутствии Ивана клал ноги на постель его отца, второй - топтал ногами и колол спицами вещи покойной матери. Они думали, он это забудет?
        В общем, придворные в своей обычной наглости хватили через край. Кто же знал, что малец выживет? Надо было знать! А они себе на беду воспитывали в дурном мальчишке порочные наклонности. За развлечение ему приводили кошек, собак, а потом и арестантов, чтобы он сбрасывал их с кремлевской стены. В 15 лет Ваня с бандой таких же сопляков уже скакал по ночным улицам Москвы, избивал и грабил прохожих.
        И вот настал час. Волчонок решил, что пора опробовать зубки. Они уже изрядно подросли, испытали упругость тела, хряск костей и вкус крови.
        Иван напал 29 декабря 1543 года, ровно 455 лет назад, день в день от сего дня, когда пишутся эта строка. Он велел схватить и отдать псарям первосоветника боярского Андрея Шуйского. Псари убили вельможу, волоча в тюрьму, - а чего ж он сопротивлялся органам и не шел сам, куда следует? В ссылки были размётаны все прихлебатели Шуйских. Какая казнь постигла Тучкова, остается только догадываться, но его не стало.
        А бояре "стали от государя страх иметь и послушание", - обрадовался верный Писец.
        Тут Афанасий Бутурлин выразился неудачно, может быть при дамах, и ему 10 сентября 1545 года прилюдно отрезали язык. Круто, мать твою! Соответственно и кодло Бутурлина быстро последовало в Сибирь. Ох, пардон! Сибири еще у царя не было. Вот когда, небось, он задумал ее присоединение! - ссылать воров в европейскую часть Росии стало как-то смешно.
        Ну, ладно. Иоанн показал всем, что штурвал государственной посудины находится в крепкой руке 15-летнего капитана. Он казнил и прощал чужих, щелкал по носу своих, чтоб не высовывались.
        Выяснилась прелюбопытная особенность юного царя. Он не боялся простого народа. Он его просто не замечал. Вот на охоте произошла перестрелка между новгородскими пищальниками, принесшими царю челобитную, и качками из личной охраны царя. Случились жертвы. Так вы думаете, царь велел перевешать новгородцев, как это с удовольствием сделали бы его отец и дед? Нет! Он про них забыл и думать. А послал он своего Писца, дьяка Ваську Захарова, чтобы тот погрелся у костров и узнал, кто подбивал народ на бунт. Потому что "без науки этого случиться не могло!". Васька походил, послушал, и вот, пожалуйста, - главари нашлись: князь Кубенский и двое Воронцовых. Тут же - головы долой. Сообщников - в ссылку.
        13 декабря 1546 года, как только миновала царя страшная, позорная строчка "дети до 16 не допускаются", он тут же кликнул митрополита и велел себя женить. Не слыхал еще мальчик о сексуальной революции, о превратностях брака, о больших возможностях царского служебного положения.
        На другой день митрополит созвал молебен, куда приглашены были даже опальные, но приличные семейства. Вдоволь помолившись, двинулись к царю. И царь сказал им, что сперва хотел он жениться за границей. Но потом передумал. К чему-то вспомнились ему покойные папа с мамой, пришла несвязная мысль: а вдруг мы с молодой не уживемся, так куда ж ее девать? И решил царь жениться на своей, русской.
        Митрополит и окружающие умилились, заплакали от радости, что Иван такой самостоятельный да смышленый: даже поручил митрополиту и боярам невесту приискать! Все растрогались до обморока.
        Только, что это там еще говорит наш Ваня? А говорит он таковы слова, что все думские мудрецы, все теоретики-богословы не сразу и понимают их новизну и опасность. Как бы скороговоркой, пожелал государь перед венчанием брачным венчаться на царство! Ох, никто до него на это не дерзал!
        Венчание на царство означает, что вот ты стоишь в соборе, задравши голову, а вон там - за синей чашей, размалеванной шипастыми звездами - твой Бог. Ну, тут еще вокруг суетятся какие-то мелкие, смертные людишки. И ты говоришь Богу (а людишки поддакивают), что ты пришел под руку Господню осуществить волю Божью на всей земле. А Бог с твоим приходом соглашается, ну что ж, говорит, Ваня, давай поработаем. И митрополит мажет тебя миром и елеем уже как бы не сам, а будто бы рукой Бога. И становишься ты, сирота, "помазанником божьим".
        И теперь ты - Царь в законе, а не на бумаге, и это - великая власть, в принципе, - над всем миром, и это - великая ответственность перед Богом. Если раньше крымские Гиреи получали от твоего отца письмо с подписью "царь", пьяно ржали и в ответном письме обзывали "царя" "улусником", а он из дипломатических соображений умывался от плевка, то теперь ты, Ваня, отвечаешь за честь царского имени перед Богом. То есть, должен ты немедленно брать Перекоп, сечь башку Гирею и всему его выводку, крестить крымско-татарский народ в севастопольской бухте, открывать Бахчисарайский фонтан для всенародного посещения.
        Бояре, да дворяне, да отцы святые в суете при таких делах, поди ж и не поняли, что кончилось правление боярское, кончилась спокойная жизнь, опять кончилось старое Время.

Предыдущая страницаСодержаниеСледующая страница


книга I
Кривая Империя
862-2000

книга II
Новый Домострой
1547

книга III
Тайный Советник
1560

книга IV
Книжное Дело
1561-1564

книга V
Яйцо Птицы Сирин
1536-1584

книга VI
Крестный Путь
986-2005

© Sergey I. Kravchenko 1993-2012: all works
eXTReMe Tracker