Предыдущая страницаСледующая страница

Как стать святым

О                
                
                
дним из самых любимых фильмов нашего детства был "Александр Невский". Мы смотрели его много раз, и каждый раз после просмотра наш поселок превращался в поле боя. Все пацаны вооружались деревянными мечами, и начиналась азартная рубка. На самых слабых и безответных напяливали старые вёдра - шлемы немецких рыцарей. Сейчас, вспоминая это, я понимаю, что нам всем навесили ржавые вёдра на головы или, - если угодно, - лапшу на уши. Сделали это добрые дяди из Госкино и Священного Синода.
        У советских киношников цель была наивной и благородной: на носу была очередная война с немцами, и надо было заняться чем-то полезным в пыльной, но неопасной ташкентской эвакуации. Вот и сняли в поучительный фильм, какие немцы кругом плохие, какие они рогатые, как они кидают в огонь наших младенцев. И, наоборот - какие русские хорошие, сильные и смелые, какой князь у них красивый и благородный, как он простой сеткой ловит рыбку, - ну прямо святой апостол Андрей. Отсюда бесповоротно получалось, что немцев мы просто порвём на части, перетопим, как щенят, а всё наше благородное вольётся в единый рыбацко-пролетарский котёл.
        Хорошо было снято, своевременно и простительно. Историю, правда, поковеркали изрядно, а так ничего. С тех пор в учебниках писали: Ледовое побоище было на Чудском озере, немцев порубали видимо-невидимо, рыцари все провалились под лёд, победа имела большое-пребольшое историческое значение. И даже на ордене Александра Невского, за неимением портрета святого, изобразили народного артиста СССР Николая Черкасова в бороде и шлеме. А всё потому, что Невский Писца с собой возил, а живописца возить не догадался.
        У церкви мотивы восхваления и канонизации Александра были более приземлёнными: опять отбита атака католиков, опять патриархи и митрополиты московские сидят на Руси и никому не подчиняются. Кроме Бога. Но с Богом у них свои дела.
        А вот как было на самом деле.
Немцев после новгородской отставки Александра привёл на Русь обычный русский предатель, князь Ярослав Владимирович. Немцы осадили Псков и договорились с жителями. Те отдали своих детей в заложники. (Сразу успокою милых читательниц: с детьми ничего страшного, кроме беглого изучения основ немецкого языка, не случилось). Править стал немецкий наместник Твердило Иванович, тоже, конечно, из полицаев. Немцы захватили окрестные волости и стали планировать их переустройство. Несогласные с новым порядком бежали в Новгород.
        Пришлось новгородцам ценой уступок и унижений выпрашивать себе Александра обратно в вожди. Великий князь Ярослав предлагал им другого сына, Андрея, но новгородцы, наслушавшись и начитавшись произведений нашего Писца, соглашались только на Невского. Им это потом икнется, будут они на него жалобы писать, но сейчас, в 1241 году, - ровно за 700 лет до щелчка мосфильмовской хлопушки с его именем, - Невский вернулся постоять за веру православную. Сначала он разогнал немцев из волостей, пленных отпускал с миром, своих предателей вешал. Нужно было брать Псков, но тут, как на грех, пришлось отлучиться в Орду. Батый осмотрел Александра. Писец быстро записывал слова хана, будто бы понимая по татаро-монгольски: "Нет подобного этому князю!".
        Весной 1242 года по возвращению из Орды вдохновлённый Александр сходу вышиб немцев из Пскова и разобрался с ними по-татарски, без гнилого европейского либерализма: шесть пленных рыцарей были замучены до смерти. Далее Невский САМ вторгся на немецкую территорию, но его передовой отряд был разбит.
        Александр остановился на льду Псковского озера, в 20 верстах южнее Чудского. Лёд 5 апреля "был еще крепок". Дальше всё было, как в кино, - и немцы, наступающие "свиньёй", и лютая сеча, и обходной маневр русских. Лёд был покрыт кровью, но не треснул нигде, и русские гнали немцев до берега.
        В фильме этот эпизод изменили, потому что плёнка была черно-белая, и разливать по льду красную гуашь смысла не имело.
        Итоги битвы в военном плане были смехотворны: убито только 500 немцев, да 50 рыцарей попали в плен. Кровью лёд окропили в основном местные жители, - чудь и вожане, - будущие эстонцы и латыши, уже тогда поддержавшие немцев. Псков встречал победителя крестным ходом. Писец порхал трофейным немецким пером: "О, псковичи! Если забудете это и отступите от рода великого князя Александра Ярославича, то похожи будете на жидов, которых господь напитал в пустыне, а они забыли все благодеяния его". Тут мы видим, что талант Писца расцвёл, - гиперболы и сравнения так и льются на терпеливые страницы. Вот уже Невский досрочно вышел в "великие" князья, вот уж и с Христом сопоставлен! И вот откуда пошла невинная привычка всех подряд называть жидами.
        Александр срочно отъехал проводить отца в Орду, поэтому обошлось без казней: немцы прислали письменные извинения, отпустили заложников, получили назад всех пленных. Всё тихо, мирно, культурно - на смертельное противостояние с "гнилой фашистской нечистью" не тянет. Конфликт был исчерпан.
        Но события развивались стремительно. В этот раз - на юге.
Ярослав был отравлен. Права на престол должны были перейти к его брату Святославу и все Ярославичи оставались не при делах. Сжигаемый ядом Ярослав понимал это и успел прохрипеть Писцу завещание: главенство в роде переходит не к брату, не к старшему сыну Александру, а к среднему - Андрею. Он, дескать, и более умён, и рассудителен, и образован. И просто милее отцу. Окрыленный Андрей и уязвленный Александр срочно поехали к хану. Дорога была дальняя. Пока добирались, Святослав уселся править, но младший брат ходоков Михаил Хоробрит, князь московский, согнал дядю с трона и объявил себя великим князем. Сразу стал хозяйничать и воевать, но нечаянно погиб в бою с литовцами. Это всё осталось за кадром, и путешествие продолжалось.
        В Орде Андрей предъявил завещание великого князя Ярослава и был утвержден в должности. В традиционных правах Святослава и Александра татарам разбираться было недосуг. Святослав в пустой след ездил в Орду, но зря потратился на подарки и с досады через несколько лет умер. Был еще один старший дядя, но и тут татарам было всё равно. Ярославичи дарили лучше, кланялись ниже, улыбались шире. Между собой они в Орде чуть не подрались, Невский хотел задвинуть младшего брата, но Батый принял-таки во внимание волю Ярослава. Александр при дележке получил Киев и Новгород, бывшие главные, а теперь - скандальные и бросовые города.
        Потянулись годы, неприятные для Невского. Андрей спокойно правил Русью, Александр изнывал в Новгороде. В 1250 году случилась новая беда: Андрей женился на дочери Даниила Галицкого, единственного сильного южно-русского князя. Александр легко мог лишиться Киева, до которого так и не собрался доехать с официальным визитом. К тому же, как известно, от княжеских свадеб с неотвратимостью летней молнии происходят княжата - алчные наследники тронов и корон. Надежда на всероссийскую власть уплывала с волховской волной. Нужно было что-то делать.
        Тут как раз разболелся покоритель Руси Батый. Ответственным за Русь стал его сын Сартак, который по молодости завещания Ярослава не помнил. Можно было играть. Невский рванул на Дон в новую ставку Сартака и стал нести на брата околесицу: Андрей и благороден и храбр, но вот, изволите рассмотреть, ваше высочество, к управлению государством не удобен. Он и молодежь слушает, и охотой увлекается чрезмерно, и конторские дела запустил.
        - А от этого, сами понимаете, падает собираемость налогов, и далее, - правильно, пресветлый хан! - снижается ваша татарская десятина.
        - Нет, процент остаётся тот же. Вал уменьшается. Ну, ёк манат, по-вашему.
        - Как, ёк манат? - допёр Сартак. Так что ж ты, холоп, молчишь, не доносишь об измене?
        - Так вот, извольте слушать, не молчу, доношу...
        Сартак принял полный комплект стандартных решений: Сашку-Каина - в великие князья, на Андрея - карательный отряд хана Неврюя. Всё, что надо пожечь, Андрея на аркане - сюда. А хоть и на месте удавить!
        Андрей осмелился собрать на татар и вероломного брата войско, но был разбит и бежал в Швецию. Александр наблюдал, как татары жгут бывшие владения брата и уводят в плен толпу русских - его подданных. Цель была достигнута, но хотелось соблюсти и приличия. Невский вызвал брата из Швеции, ловко умилостивил хана, посадил Андрея княжить в Суздале.
        Три года прошли в приятной, канонической возне. Ходили друг на друга походами, воевали то с Тверью, то с Новгородом, судились и рядились. Всё было прекрасно, знакомо с детства по устным преданиям и рукописным собраниям сочинений нашего Писца. Легко было воображать себя то Красным Солнцем, то Мономахом, то Ярославом Мудрым. Играй, да про татар не забывай - плати вовремя! Ну и платили.
        Но вот, в 1255 году дважды осиротела русская земля. Скончался наш надёжа-государь - хан Батый. А следом за ним и его верный друг, сын и соратник - Сартак. Править стал брат Батыя, Берге. Стал мести по-новому, наводить порядок, подтягивать разболтавшуюся упряжь. В 1257 году грянула вторая всероссийская перепись населения, другого мелкого и крупного скота. Понаехали татарские счётчики, пересчитали нас, разбили на десятки и сотни, тысячи и так далее, назначили начальников, обложили налогами. Опять не тронули попов. Раввинов еврейских на этот раз поверстали, как простых. Это - змея антисемитизма доползла уже и до Сарая (так забавно для нашего нынешнего уха называлась столица Золотой Орды). Новый, а вернее, старый, но доведенный, наконец, до реализации, порядок был принят без бунта. Почти всеми. Только не взятые татарами новгородцы опять загордились: не будем платить, не любим, чтобы нас считали: от этого снижается урожай, у коров и баб пропадает молоко. Пришлось Александру вызывать карателей, вести их на Новгород меж болот. Новгородцы откупились крупными взятками, татары уехали. Александр оказывался в дураках. Тем более, что смуту новгородскую возглавлял его собственный сын, Василий. Невский погнался за сыном, - нужно было отшлёпать малыша. Выгнал Василия из Новгорода и Пскова, сослал в Суздаль. Советников его казнил. Новгородцы бунтовали всю зиму, убили посадника Мишу - славного богатыря, героя Невской битвы.
        Сильные и гордые легче всех попадаются на фраерский подвох. Александр прислал к новгородцам провокатора: "Уже полки татарские в Низовой земле". Намёк был, что надо вам платить десятину. Новгородцы испугались и согласились. Зимой Невский лично привёл в Новгород татарских мытарей с женами и детьми - на постоянную работу и жительство. Но новгородцы бунтовали, многие хотели смерти в бою, и пришлось князю татар защищать. Татары уже решили бежать из страшного города, но Невский и сторонники смирения уговорили новгородцев "дать число" - вытерпеть перепись. Татар догнали и вернули уже из-за ворот. Перепись прошла успешно - непривычно и стыдно стало новгородцам.  Новгород оставили в покое.
        Но бунты продолжались. Собирали веча, выгоняли татарских чиновников, били, а то и убивали предателей, принявших татарскую веру и угнетавших нас пуще татар. Невский решительно усмирял сограждан. Его именем стали пугать детей - сетовал Историк. Но финансовые результаты правления Невского оставались скудными. Татары злились. Дела у них не шли. Северные провинции Империи настроить не успели, а южные уже трещали по швам, - начались стычки татар с персами.
        Александр в четвертый раз поехал в Орду, пытался там сгладить недовольство, дарил подарки, обещал, упрашивал. Но был он уже неугоден и списан со счетов. Поэтому и погиб Невский не в бою, не под крестом и великокняжеским походным знаменем, а в дорожных санях, по пути из Орды, после унизительных разборок. Ходили слухи, что татары отравили князя испытанным средством.
        Смерть Невского наступила 14 ноября 1263 года. Осиротевший Писец вложил весь свой талант, всё писательское искусство, весь поэтический дар в описание заслуг князя, в записи о его достоинствах, в авторизованные переводы иностранных отзывов о святом Александре. Даже сцена объявления россиянам его смерти построена по законам вселенского эпоса.
        Вот соборная площадь во Владимире. Она забита горожанами, уже почуявшими дурную весть. На ступеньках собора появляется первосвященник - митрополит Кирилл: "Дети мои милые! - возглашает он к народу, - знайте, что зашло солнце земли русской!". Не успел митрополит расшифровать иносказание, как массовка дружно завопила в ответ: "Уже погибаем!".
        Покровительство литературным талантам никогда не остается без вознаграждения. Трудами нашего Писца великий князь Александр Ярославич Невский вошел в историю как храбрый воин, заступник русских людей, славный и честный, подобный Ахиллесу и почая, и прочая. Церковь причислила его к лику святых. Его иконы висят в церквях по сей день. По заслугам и честь. А, впрочем, был Невский не более грешен, алчен и подл, чем святые Владимир или Ольга. Так отчего ж и ему не попасть в святцы?

Предыдущая страницаСодержаниеСледующая страница


книга I
Кривая Империя
862-2000

книга II
Новый Домострой
1547

книга III
Тайный Советник
1560

книга IV
Книжное Дело
1561-1564

книга V
Яйцо Птицы Сирин
1536-1584

книга VI
Крестный Путь
986-2005

© Sergey I. Kravchenko 1993-2012: all works
eXTReMe Tracker