Предыдущая страницаСледующая страница

Наши новые начальники

Т                
                
                
атары пришли к нам не военным отрядом и не поповским посольством, не армией и не колонией. Они пришли к нам ВСЕ! Не вся монгольская нация, конечно, но всё племя Батыя, и все племена его командиров. Они пришли не на время, как большинство варяжских дружинников Рюрика, они пришли сюда навеки поселиться. Поэтому они ничего не оставили "дома", в Поднебесной империи, они всё забрали с собой: и юрты, и кибитки, наполненные имуществом, женами и детьми, и стада овец до последнего ягненка, и всех верблюдов и коней, и хозяйственные мелочи до иголки. А больше у них ничего и не было.
        Татары разительно отличались от наших, домашних азиатов - половцев, хазар, "лиц кавказской национальности". Однако Писец почему-то не оставил более или менее подробного их описания. На наши укоризненные расспросы он только мелко вздрагивал, обратив затуманенный взор на детали пола. Видно, жутко и тошно ему тогда приходилось, страшной кровавой пеленой застилало глаза, холодело обнаженное сердце поэта, - убьют-не убьют. А может быть, просто татары съели всех гусей...
        Пришлось Историку собирать фрагменты татарского портрета по заграничным архивам и м. Он обнаружил в импортных описаниях татар много хорошего и много плохого.
        Итак, татары были удивительной внешности: широко расставленные, маленькие раскосые глаза, приплюснутый нос, малый рост. Почти не заметна была растительность на бороде, отсутствовали и рога на голове, вопреки уверениям многих очевидцев.
        Жен татарин имел столько, сколько мог содержать. Невесты покупались у родителей очень за дорого. Женились татары на любых женских существах, кроме матери, дочери и сестры от родной матери. Законными признавались дети от всех жен без разбору. Но наследник назначался один - младший сын самой знатной жены. Тут тебе и улучшение породы и продление рода, - старшие сыновья раньше гибли в боях и походах.
        Главное богатство татарина - скот.
        Бог татарина един, всесилен и вездесущ. Но ему не молятся и его не славят! Жертвы приносятся его "ангелам" - языческим идолам. Вот вам и монотеизм на службе государства без заимствования чужих богов! Татарин боготворит своих умерших ханов, солнце, луну, воду и землю. Считает грехом дотронуться бичом до стрелы, ножом до огня (понимает, что сталь может отпуститься, потерять закалку), переломить кость костью, пролить питьё на землю. Молнию татарин считает драконом, оплодотворяющим женщин, - чем ещё объяснить татарскую многочисленность в грозовых степях? Вообще, татары правильно понимают санитарные свойства огня, - пленных князей проводят к хану меж двух костров, чтобы отец народов не подхватил иностранную заразу.
        Татарин свято чтит своих начальников. Других таких послушных подданных ни у кого не было, нет и уже не будет.
        Татарин почти никогда не браниться. Известные нам слова - всего лишь цензурные элементы его речи. Вообще, бранные слова употребляют только татарки, проклиная нелёгкую женскую долю.
        Татары не дерутся никогда!
        И, - о, ужас! - татары не воруют!!! Не знают замков, не запирают кибиток.
        Татары очень общительны между собой, самоотверженно помогают друг другу.
        Татары воздержанны: когда не удается поесть, поют и веселятся!
        Татарские женщины воистину целомудренны! - божится монах-путешественник Иоанн Плано-Карпини...
        - Что вы, сударь, приуныли? - заботливо тронул меня Историк.
        - Вспомнил молодость. Всё это я уже читал. В нашей парикмахерской висел плакат с призывом соблюдать все эти татарские добродетели. Он назывался "Моральный кодекс строителя коммунизма" - грустно отшутился я...
        Но были у замечательного татарского народа и неприятные для чужих качества и привычки.
        Татарин непомерно горд с чужими. Приезжает к хану с докладом великий князь Ярослав, а татары ходят мимо, поплёвывают. Ни тебе в ножки поклониться, ни "чего изволите, государь?", ни ласкового привета великой княгине с пожеланием молнии под подол. Слугами и наблюдателями приставляли к порфироносным ходокам всё какую-то мелочь пузатую.
        С чужими татарин из благовоспитанного пуританина превращался в несытую сволочь: легко раздражался, впадал в гнев, становился лжив, коварен, страшно жаден, мелочен, скуп и свиреп. Убить человека ему легко - он всю жизнь овец резал. Так что, чужие были татарами очень недовольны, но помалкивали. Было у татар и еще одно противное свойство, не извиняемое национальной обособленностью. Очень уж они были неопрятны. Вечно татарин болтался по стоянке оплёванный, обделанный какой-то, немытый-нечёсанный, гигиены не понимал, за всякими нуждами далеко от юрты не отлучался.
        Закон татарский, написанный Чингисханом, был строг, - высшая мера назначалась за 14 видов гражданских преступлений. Вот самые тяжкие из них:

  1. Супружеская измена
  2. Воровство
  3. Убийство человека
  4. Убийство животного не по обычаю.

        Великий Чингиз оставил и четкий военный кодекс. Татары строго следовали ему, и строительство их Империи шло успешно.
         Итак, что же нужно для всемирно-исторической победы? А вот что. Нужно, чтобы войско было организовано строго, по десятичной системе, еще не очень широко применяемой в Европе. Воины объединялись в десятки. Десятки - в сотни. Сотни - в тысячи. Дальше считать было затруднительно, не хватало татарам монастырского образования, и все соединения с десяти тысяч они называли "тьмою" (Помните?: Эх, ма! Была бы денег тьма!..).
        Еще нужно было, чтобы каждый воин помнил свой долг, знал свое место, забыл понятие "пощада" и по отношению к врагу и по отношению к себе самому. Воин должен был иметь лук, колчан стрел, штурмовой топор и веревки для перетаскивания техники. Состоятельный воин обязан был за свой счет вооружиться саблей, добыть шлем, броню себе и коню. За неповиновение, трусость, слабость, любое непослушание, оплошность в бою наказание только одно - смерть. Если с поля боя бежало не всё войско, а отдельные воины или десятки - они умерщвлялись. Если один или несколько татар бились храбро, а их десяток прохлаждался, халтурщиков после боя казнили. Если один попадал в плен, а остальные девять его не освобождали, им тоже было не жить.
        Стратегия и тактика татар были совершенны. Впереди войска - всегда разведка - "караул" (тоже вот татарское слово). Разведка не опустошает местности, не отягощается трофеями, а только уничтожает живую силу противника. При тяжкой стычке сразу отступает, заманывает неприятеля. Большое войско ведет зачистку территории - уничтожает всё. Вожди не имеют право идти в бой. Они сидят в седле на возвышенности и по-наполеоновски наблюдают битву. Жены и дети - здесь же, чтобы вождю некуда было бежать. Реки татары форсируют на специальных плавсредствах - надувных кожаных мешках. Мешок привязывается к хвосту коня, конь плывет, татарин сидит верхом на мешке. Писец рассказывал, что зрелище татарской переправы лишало православных дара речи. Вперед татары всегда выставляют отряды малоценных покоренных народов, как мы в свое время - половцев или печенегов. При осадах используются самые современные стенобитные машины. Тела убитых врагов быстренько перетапливаются на жир. Этот жир забрасывается на крыши осажденного города, следом летят зажигалки с греческим огнём. Всё горит!
        Татары активно использовали и дипломатию, - она резко снижала потери, повышала качество пленных. Так бы все лучшие люди погибли при осаде, а татарам достались только никчемушние князья да бояре. А так, они уговаривали всех сдаваться. Затем сдавшихся выводили в поле, строили, считали, вызывали умельцев, мастеров, художников и ученых. С почестями отводили их в свой лагерь. Затем по надобности разбирали сильных мужиков, женщин и детей. Остальных поголовно уничтожали.
        - А как же мы?! - кричали избиваемые князья да бояре.
        - А никак, - отвечал татарский начальник. Вас оставлять не велено. Ни в коем случае!
        Надо отметить, что все эти действия татары предпринимали не по злобе или жестокости, не из садизма или вселенской ненависти, не по озарению свыше от ангела войны Сульдэ, а по уставу! Всё это было раз и навсегда им предписано Чингисханом.
        Но вот стихали бои. Мир заключался только с теми народами, которые полностью, безоговорочно капитулировали. Условия, также завещанные Чингизом, были простыми:

  1. Перепись населения нового государства, вступающего в союз нерушимый.
  2. Каждый десятый молодой человек шёл в рабство и услужение при татарской ставке - для пополнения людских ресурсов. Остальные становились налогоплательщиками и гражданами Империи.

  3. Ставка налога - 10% с имущества, прибыли, всякой добычи. Сейчас это у нас называется "подоходный налог", только ставки у нас всё еще хуже татарских. Тут мы с отменой Ига поторопились.

  4. Войско субъекта татарской федерации выступает в поход по первому требованию.

  5. Руководитель региона по первому вызову летит на ковёр к хану "шизым соколом". Не забывает при этом подарки хану, ханшам, всем номенклатурным работникам ставки.

  6. Хан заслушивает доклад руководителя и, если что не так, казнит его без базара.

  7. На всякий случай хан держит детей губернатора в своей ставке заложниками и постепенно обучает их правильному государственному руководству.

  8. Представители хана, баскаки живут комиссарами в присоединенных странах и помогают князьям княжить.

        Закон татарский в своих секретных статьях предписывал на всякий случай уважать все вероисповедания, служителей всех культов, всё относящееся к духовной жизни. Поэтому в семье хана были последователи многих религий. Непослушные чада часто назло папе то совершали обрезание, то капризничали за столом ("свинину я не ем, вина я не пью, а руки я мою..."), то заказывали пленным ювелирам нательные кресты.
        Служители культов освобождались от любых налогов!
        Вот на такие нечеловеческие условия согласилась пораженная Русь и потащила татарское Иго через два с половиной века.

Предыдущая страницаСодержаниеСледующая страница


книга I
Кривая Империя
862-2000

книга II
Новый Домострой
1547

книга III
Тайный Советник
1560

книга IV
Книжное Дело
1561-1564

книга V
Яйцо Птицы Сирин
1536-1584

книга VI
Крестный Путь
986-2005

© Sergey I. Kravchenko 1993-2012: all works
eXTReMe Tracker