Предыдущая страницаСледующая страница

Владимир Мономах

В                
                
                
еликий князь Киевский Всеволод назвал сына Владимиром в честь своего деда - Красного Солнца. Имя предполагало, что новорожденный, когда подрастет, будет "владеть миром". Церковь при крещении дала младенцу имя Василий, что опять же, означает "повелитель". Мать, греческая царевна довершила картину третьим, греческим именем "Мономах" - самодержец, единовластитель. То есть, ей хотелось, чтобы Владимир владел миром в одиночку, а Василий - повелевал без всяких советчиков и подсказчиков. Мономах стал воином. Он всё время находился на границе - в боях. Спал на сырой земле, совершил 83 больших путешествия, с голыми руками ходил на тура - брал быка за рога. При этом сохранял непонятную душевную мягкость по отношению к последней ерунде - российскому народу. От Владимира Мономаха мы впервые услышали наставление, не как лучше ограбить племянников, не что и почём продать, а как надо беречь русских людей - нас! "Не давайте отрокам обижать народ ни в сёлах, ни на поле, чтоб вас потом не кляли. Куда пойдёте, где станете, накормите бедняка; больше всего чтите гостя...: гость по всем землям прославляет человека либо добрым, либо злым", - слеза умиления падала с седых ресниц Писца на седое гусиное перо...
        Мономах был настоящим богатырём: диких коней в пущах вязал живыми, олень его бодал, вепрь оторвал ему перевязь с мечом, медведь кусал, волк сваливал вместе с лошадью (вот волки были!). Мономах после охоты или боя диктовал Писцу: "Не бегал я для сохранения живота своего, не щадил головы своей. Дети! Не бойтесь ни рати, ни зверя, делайте мужское дело!". Конечно, можно заподозрить Мономаха в мемуарных преувеличениях. Он и грек был наполовину, и царского рода по матери, и поэтому очень нравился грамотной церковной верхушке: в летописях Мономаха нет-нет да и называли Царём! Но Мономах ни разу не был замечен в подлости. Ни разу не нарушил крестного целования. Состояние журналистики тогда было уже таково, что правда всё равно показывалась на свет божий в трудах собратьев нашего Писца. А иногда подлость и не скрывали - как её скрыть от современников, когда всем она уже известна. Тогда придворные лизоблюды начинали диктовать всякие оправдания, придумывать высшие интересы страны, так что наш Писец только покряхтывал. А о Мономахе ничего такого не записано - чист, как стёклышко!
        И вот, Мономах стал князем Киевским.
        Начал он с финансов - собрал братьев, уговорил ограничить проценты по кредиту. "Жиды с позволения Святополка пользовались неумеренными ростами, за что и встал на них народ". Урезонив еврейскую банковскую верхушку и прекратив черносотенные погромы, Владимир установил гражданский мир. Против миротворца и воевать как-то не тянуло, и Мономах правил спокойно. Были, конечно, дела семейные. Повадился Ярослав Владимирский бить жену, внучку Мономаха, пришлось идти в поход, брать в осаду и на испуг. Но всё это без пролития крови, - дико по тем временам!
        Козлиные повадки внучатого зятя так и подталкивали к войне - он приводил на Русь то поляков, то венгров. Приходилось садиться в седло. Но настоящей войны и большой крови не было. Ярослав погиб бесславно - его убили ночью на дороге копьём в спину бывшие союзники, поляки.
        Мономах спокойно умер в Киеве в 1125 году после 12 лет честного правления. Писец дал волю перу и чувствам: "...Он просветил Русскую землю, как солнце, слава его прошла по всем странам, особенно же был он страшен поганым... Духовенство плакало по нем как по святом и добром князе;... весь народ плакал по нем, как плачут дети по отце или по матери!".
        Слова вроде бы знакомые, но как-то верится им на этот раз.

Предыдущая страницаСодержаниеСледующая страница



© Sergey I. Kravchenko 1993-2012: all works
eXTReMe Tracker