Предыдущая страницаСледующая страница

Святая Ольга

И                
                
                
вот осталась, значит, Ольга вдовой, что-то около 58 лет от роду.
        По идее ей никакой власти не светило. Но был у неё от Игоря сын Святослав, а других никаких Рюриковичей от походов да пиров не сохранилось. По закону Святослав должен был подрасти и вырезать побольше древлян. Закон кровной мести успешно действовал тогда не только среди справедливых горских народов. Но у Ольги и своего Чувства было предостаточно: подсунули ненового мужика, скотину, жадину, сквалыгу и труса. Теперь - вдоветь? Ольга решила действовать сама, а значит - мстить. А тут и древляне напросились. Они посовещались и приняли наглое решение. Предложили Ольге в мужья своего лесного князя Мала, чтобы Святослава потом по-тихому от власти оттереть. Приодели 20 своих видных ответственных товарищей и в лодке послали в Киев. Те пристали и послали сказать о себе Ольге. Не икалось же им у Аскольдовой пристани!
        Ольга сообразила мгновенно: а оставайтесь-ка, братья-славяне, в своем корабле, а завтра с утра мои дружинники вас с честью внесут прямо на мой двор. Круто! Почетно! Олег на Царьград катился в лодках под горку и по ветру, а мы пойдём по рукам и на гору! Будет о чём рассказать в ковылях! Утром пришли красивые, приодетые, безоружные ребята. У всех хлебосольные улыбки, чистые руки, холодные головы, маузеров не видать. Взяли лодку с 20 пассажирами (значит, было носильщиков человек 50-60!), понесли потихоньку, с перекурами и осмотром киевских достопримечательностей: "Ну, Аскольдову могилу, гости дорогие, вы уже видели!"; эта главная наша улица - Боричев Взвоз (ныне Алексеевский спуск - С.К.); с этой вот площадки открывается прекрасный вид на Подол...
        Принесли гостей на княжий двор. А тут всё в цветах, столы с заморской посудой, еда - названий не знаем! Коврами невиданными устлана вся земля! Бережно опустили лодку с послами на ковры! И тут, - ах! Всё посольство вместе с лодкой проваливается в прорву! Оказывается коварная и злопамятная Ольга, пока гостям морочили головы музейными редкостями, велела вырыть во дворе волчью яму и прикрыть ее коврами. Могла она их, конечно, и просто порешить - на пристани, но ей, уже вкусившей византийской тонкости, хотелось красиво поиздеваться. При этом она не забывала внимательно следить, чтобы наш ненадежный друг Писец всё записывал правильно и красочно. И он, испуганный кровожадностью своей хозяйки, строчил - не успевали гусей ощипывать! Он помнил свой грех! - а ну, как Ольга узнает, что он так и не сумел в конце концов скрыть из её возраста десятку?!
        Тем временем, казнь византийская продолжалась. "Довольны ли вы честью, сваты дорогие?" - ласково аукнула Ольга в яму. "Ох, хуже нам Игоревой смерти!", - честно отвечали те, кто ещё мог говорить. Ольга удовлетворилась ответом и милосердно велела   засыпать сватов живьём.
        Ольге развлечение понравилось. Вот затейница! Было в ней много новых оттенков Чувства, которые она по-матерински прививала славянам. Послала она послов к древлянам: ну всё, мужики, квиты! Шлите теперь настоящих сватов. Но только самых высших ваших начальников! Древляне насторожились было, но выпили медку и поверили. А и как было не поверить будущей святой? Послали сватами весь цвет древлянской знати. Хоть и славянских, но как бы князей. Истопила им Ольга баньку по-белому. Сваты не обиделись на намек, а приняли даже за честь. С тех пор на Руси попарится в гостях в бане считается уместно и шикарно!..
        Вы уже догадались? Правильно! Банька загорелась от неосторожного обращения диких древлян со сложным банным оборудованием! А кто двери подпёр кольями да валунами - чистыми руками и с холодной головой - про тех наш Писец дрожащий записать побоялся. Всё свалили потом на святую нашу бабу Олю.
        Но Бог, которому так крепко ещё послужит Ольга, уже тогда любил троицу. Поэтому, пока пожарные тушили баню и прятали в карманы оплавленные древлянские побрякушки, Ольга уже диктовала нашему пернатому брату: согласна брак тчк еду свадьбу зпт а в том месте, где мужа моего старенького порешили, соберите мёды и закуску - буду перед свадьбой тризну (языческие поминки) справлять, чтобы с этим делом покончить.
        Обрадовались наши предки (вот наивная славянская душа!), - навезли еды и питья, суетятся, в дудки играют. Посетила Ольга могилу мужа, велела насыпать курган, - сразу и насыпали, торопливо рыли землю руками - носили в шапках и подолах. Стали есть, пить, постепенно переходя к теме свадьбы.
        - Что мы всё о грустном? - намекали местные, вот же мы к Вам уж и вторых сватов засылали, а, кстати, где они, князья наши?
        - А следом едут с командой гостей со стороны невесты и неподъёмным приданным, - честно отвечала Ольга. Приданное! Это было по-нашему! Ура! - закричали древляне, а некоторые, самые пьяные, даже замычали "горько!" и полезли к княгине целоваться.
        - Так выпьем же за древлян - драгоценное звено в цепи российских народов! - казённо, но и с намёком, непонятным во хмелю, провозгласила Ольга. Отходя в сторонку, она улыбнулась своим отрокам: "И вы пейте!". То ли это был условный сигнал, то ли варяги спутали "пейте" и "бейте", но вырубили они всю родню жениха, всю его пьяную свадьбу.
        Вернулась Ольга в Киев и, собравши войско, честно объявила древлянам войну. Так на Русь впервые вползла змея геноцида. Весь народ древлянский у кровавой Ольги виноват был в падении с коня её старого маразматика Игоря. Целое племя славянское, с женщинами, стариками и детьми должно было умереть по бабьей злобности. И не месть это уже была. Как споет нам дальше наш Писец, только со смертью Игоря и открылись Ольге шикарные заграничные возможности. Это просто здорово, что Игорь был таким старым, а то пришлось бы Ольге всю жизнь в тереме куковать - по заграницам не шастать. Так что, пила Ольга славянскую кровушку просто из гастрономического удовольствия.
        Поход на древлян был стандартным и официальным. Впереди - законный князь Святослав - на смирном коне. Выехали в поле, кинул Святослав игрушечное копьё в сторону древлянских позиций, поцарапал коню ухо, упало копье в ноги Савраске, ободрало копыто.
        - Детеск вельми! - объяснил Писец, - четырех лет.
        - Так от кого он у Ольги, если Игорь умер в прошлом году 79 лет, а он у тебя всё ещё "детеск"?
        Смолчал Писец, но по глазам было видно, что знает...
        Тут воевода Свенельд закричал: "Потянем, дружина! Князь уж начал!". Потянули. Но по-честному у них получалось хуже, чем по-умному. Осадили древлянскую столицу Коростень. Застряли на всё лето. Тогда Ольга написала осаждённым, что мне вас, братья-славяне, жалко; кушать у вас поди уж нечего. Так отворитеся-отопритеся. Бить не буду. А возьму малую дань. Не белкой, не куницей, а по три воробья да по три голубя с хаты.
        - Всего и делов! - обрадовались недобитые. Переловили птицу, вынесли Ольге: вот тебе, матушка, всё, что у нас осталось, бери!
        Взяла Ольга птичек, привязала к их лапкам мешочки с импортным греческим огнем и отпустила несчастных пернатых по домам. Дома эти, как мы понимаем, сразу и загорелись. Люди кинулись из проклятого города. Отроки Ольгины проявили отвагу на пожаре - порубали погорельцев. На уцелевших наложила милосердная Ольга тройную дань - два раза на благоустройство города Киева, один раз - прямо себе в карман. Так погиб город Коростень. Но потом возродился он из пепла и сейчас радует гостей на середине популярного маршрута Киев-Чернобыль. Приезжайте, не пожалеете!
        Историк очень хвалит Ольгу, называет её мудрейшей из людей, "нарядницей", заботящейся о строе земском. И правда, все земли славянские Ольга объехала, там установила дань, там - оброк, сям - урок (что к её следующему наезду приготовить). Ольга первой стала рассаживать по городкам не только воевод и сборщиков налогов, но и многочисленное гражданское чиновничество - тиунов (приказчиков), обслугу своих охотничьих домиков, поваров и егерей, охрану заказников, банщиков, постельничьих и прочая и прочая.... Так что, святая наша Ольга еще и тем свята Российской Империи, что основала неистребимый корпус земских чиновников - хранителей земли русской от русского народа.
        Но Ольга всё же женщина была! Сначала Олег привозил юной невестке "паволоки" - тряпки заграничные, потом Игорь одевал её от византийских портных, так что, не терпелось ей и самой на чудесные царские города полюбоваться, по тамошним магазинам походить, да и себя показать. В 955 году по уверениям Писца, но в 957 - по данным Историка, поехала Ольга в Константинополь. Там правили сразу два императора! Константин Багрянородный и Роман. Ольга оказалась вдруг в положении бедной родственницы. Для императорского двора было всё едино - княгиня ты земли русской или скифская сыроедка. - Нехристь поганая! - только что в слух не говорили богатые греческие провинциалки, среди которых посадили Ольгу в дальнем конце стола. Императрица, жена Романа на неё даже не глянула, зато холостой Константин глаз положил! Особенно его привлекали рассказы о проделках Ольги с древлянами. Как раз такая хозяйка ему и нужна была. Стал Константин под Ольгу клинья подбивать - сватать через патриарха Полиевкта. Параллельно хотели Ольгу крестить. Полиевкт врал Ольге, что всё византийское богатство происходит исключительно от христианского смирения и покровительства всё той же Богоматери!
        - А парадное платье императрицы? - наивно спрашивала Ольга.          - Тоже от неё! - настаивал хитрый грек. Согласилась Ольга креститься и подала вид, что согласна замуж. Хотелось ей жениховы дары разведать. Стали её дарить. Стал наш борзой быстро-быстро все подарки записывать. Но опись скудна оказалась: один раз сорок, да другой раз - полсорока червонцев. Затаила Ольга обиду. А мы затаили дыхание в предвкушении очередного представления - мы же знаем, что в рот нашей праматери Оле палец не клади!
        И вот, значит, занавес открывается. Выходит Константин Багрянородный. Выходит Роман со своей козой. Партер забит попами, галерка - разодетыми, ненавистными греческими бабами.
        - Согласна ли ты, Ольга, стать моей женой и императрицей всего мира? А для того принять православное крещение, - лживо спрашивает Константин (во-первых, не всего мира, а только четвертушки, а во-вторых, еще с Романовой женой делиться!).
        - Креститься я согласна! - порывисто отвечает Ольга, о свадьбе пока умалчивает, как бы из скромности. - Прошу тебя, великий император, стать моим восприемником (крёстным отцом).
        - Да ради бога! - кидается Константин и с ходу принимает обряд крещения. - Теперь давай быстрей жениться! - теснит он Ольгу к алтарю.
        Но, Матерь Божья! Что с невестой? Ольга стоит, зловеще улыбаясь, держит драматическую паузу, а потом дерзко бросает в зал прокурорским тоном, что облом тебе, ваше величество! По твоим же христианским законам - параграф такой-то, пункт - сам знаешь, какой - жениться восприемник на новообращенной не может! Ну, сам посуди - "отец" на "дочери"!
        Аплодисменты! Занавес!
        Оторопел Константин! Ну, баба! Было б ей не 69 лет по счету нашего Писца (а где он, сволочь, спрятался?), так нашел бы Костя способ Олей овладеть. А так - отпустил...
        Вернулась Ольга на Русь христианкой! Решила она, раз личная жизнь не удалась, так хоть получить сполна все духовные блага, которые обещало ей христианство. Ну, там - спасение души, царствие небесное, почетные церковные звания. Стала она сына Святослава в новую религию уговаривать. Но тому недосуг было - он успешно воевал в Болгарии, почти жил там. Тогда упорная бабка стала вдалбливать свои уроки в головы малолетних внуков, которых какие-то женщины, называвшиеся женами Святослава, без конца Ольге подбрасывали. Что из этих уроков получилось, мы потом увидим. Так или иначе, заслуги Ольги перед российской церковью оказались велики, и эта истребительница собственного народа, коварная клятвопреступница, дама, не отмеченная ни единой христианской добродетелью - ни смирением, ни человеколюбием, - удостоилась высшей церковной награды - была причислена к лику святых.
        Пример первой русской святой показывает нам, как чётко церковь отделяет христианскую мораль от политического результата. И вознаграждает в первую очередь - за результат. Подтверждений тому - легион. Александр Невский и Владимир Красно Солнышко в том порукой.
        Скончалась Ольга от старости году примерно в 970, и было ей, получается, за 80 лет.
        Чего ж мы, славяне ждали от варягов, призывая их в князья? Мы ждали, что эти мудрые вожди надёжно защитят нас от соседей, научат нас правильно хозяйствовать, разовьют у нас ремёсла, науки и искусство. Насадят поголовную грамотность.
        Что мы получили? Нас не защитили от войны и грабежа. Нас самих погнали убивать, прорубать дорогу на Царьград и в Прибалтику. Эти антихристовы, а потом и крестовые походы продолжались ровно 1000 лет! Нас стали травить друг другом. Гражданская война между славянскими племенами стала повседневностью. Мы привыкли и стали равнодушны к братской крови. Никаким новым технологиям нас не обучили, учились мы сами. И то, нами всегда пренебрегали в пользу бродячих итальянских, греческих, немецких и французских подмастерьев, разжалованных на родине. Нам редко-редко не мешали. И грамотность нам прививать не спешили. Брали чужих грамотных и платили им, и ставили их над нами. А учиться нам дозволяли только по их книгам: "Аз есмь червь!". Так что ничего хорошего из нашей первой попытки обустроить Россию не получилось.

Предыдущая страницаСодержаниеСледующая страница


книга I
Кривая Империя
862-2000

книга II
Новый Домострой
1547

книга III
Тайный Советник
1560

книга IV
Книжное Дело
1561-1564

книга V
Яйцо Птицы Сирин
1536-1584

книга VI
Крестный Путь
986-2005

© Sergey I. Kravchenko 1993-2012: all works
eXTReMe Tracker