ОглавлениеСледующая страница

Я хочу рассказать вам не о князьях и царях, а о нас с вами.
Я надеюсь, вы поймете, что скорбь наша - не от проказ последнего века, а оттого, что издавна на нашей земле,
на наших жизнях, на крови наших отцов, дедов и прадедов, и - спаси, Господь! - на судьбах наших детей
неподъемной каменной тушей разлеглась

Кривая Империя


Предисловие

М                
                
                
ы говорим о нелегкой судьбе России и русского народа.
Мы пытаемся найти причины русских бед и неустройств.
                Мы ищем врагов, ссылаемся на природные условия, на военные напасти, на превратности истории.
                Мы остаемся в привычных рамках самооправдания.
                Мы по-прежнему не хотим заглянуть внутрь себя...
                А ведь есть, есть у нас темы, которые неудобно обсуждать. Есть очевидные обобщения, которые мы опасаемся сделать. Есть документальные факты, которые мы до сих пор комментируем извращенно, подчиняясь традиционному мнению и твердой правительственной указке.
                Нам легко грешить против истины - мы ее почти не знаем. Поэтому, отчеканивая в диссертациях, что "...князь Игорь был далек от чаяний простого народа...", мы оправдываем себя тем, что сами половецких плясок вокруг пленного Игоря не плясали. И кажется нам, что предки наши - не люди, а почти инопланетяне, и понять их уже нельзя. Так и не судим, и не судимы будем, а в диссертациях с чистой совестью напишем - что кому задано.
                Оглядываясь на прошедшие века и тысячелетия, мы обнаруживаем там другие одежды и технику, другую музыку и другой уровень коммунальных удобств. Но людей мы там встречаем всё тех же, наших -знакомых с детства руководящих дураков и придурков, обиженных умных и честных, ограбленных работяг, прославленных негодяев и забытых героев. Всё, как сейчас. Человек меняется очень медленно!
     Так наберемся же духу объяснить Историю страны нашей простыми и понятными причинами. Вглядимся в лица и дела героев былых времен. Попытаемся понять их мотивы, - они не всегда были так уж величественны: под кольчугами и латами, под царскими мантиями и архиерей-скими ризами трепетали такие же слабые, уязвимые сердца, пульсировали такие же чувствительные части тела, как и у нас с вами, дорогие читатели. Не будем судить их строго, - они жили и умирали в страшные времена. Не будем завидовать им, - не всё так блестяще отражалось в лужах и болотах древнего быта. Но не будем и унижать себя преклонением перед сомнительными персонами старого времени, - правдами и неправдами добились они величальных записей на бересте, пергаменте и бумаге.
                В нашем повествовании иногда будут появляться еще два автора - Писец и Историк.
                Первого летописца звали вроде бы Нестор, хотя многие считают, что это образ собирательный, так сказать - союз писателей, составленный из грамотных и полуграмотных монахов. Задача у него была тяжкая и неприятная. Он должен был описывать события по горячим следам, под пристальным княжеским оком (вернее сказать - ухом: ни писать, ни читать, ни считать князь обычно не умел, и приходилось летописцу вслух пересказывать новые летописные повести о том, как он, батюшка, намедни за народ потно потрудился и славно попировал). Труды летописца пошли прахом. Не сохранилось ни одного оригинала "первоначальной летописи", четко датированных хроник. Только в 18 веке (!) при Петре Великом в прусской столице Кенигсберге был найден так называемый Радзивиллов список с "Повести временных лет", заботливо сохраненный педантичными немцами. Вообще, почти всё, что удалось найти, - это списки, копии или цитаты и упоминания...
                Еще более важную, хоть и чёрную работу, выполнял младший брат летописца - писец. На нем лежала обязанность ездить с князем, а также с кем попало и куда пошлют, вести всю государственную документацию, горбить вместо типографий, заменять собой все нынешние телеграфные аппараты, печатные машинки и компьютеры. С развитием государства на сутулые плечи писца обрушилась тяжкая бумажная лавина, и он кряхтел, но тянул. В мелких писцовых бумажках дошла до нас не меньшая часть живой Истории, чем в подцензурных официальных летописях. Так что, собирательный этот первоисточник из пролетарской солидарности будет у нас называться в честь скромного труженика гусиного пера - Писец.
                Второй наш соавтор - это великий русский историк Сергей Михайлович Соловьев, оставивший нам многотомный академический труд, в котором чего только нет. Тут и библиография, и дипломатическая переписка, и забавные случаи из придворного и народного быта.

                
Историку нашему работать было легче. Ездить по полю брани ему не приходилось - он только читал и читал труды Писца. И зашел он издали, от основания Руси, и честно писал обо всём подряд, не забывая, правда, что живет в Империи, служит Императору и многолюдной Императорской фамилии, что Москва - праведный центр вселенной, и нет греха большего, чем в этой праведности и вселенском достоинстве усомниться.
                
Рюриковичи у власти уже не стояли, поэтому подробности их быта освещались легко, - лишь бы не обижать каких-нибудь сильных потомков, не разоблачать церковных легенд и, самое главное, - случайно не опорочить великую идею строительства Империи.
                
Но чем ближе дело подходило к Романовым, тем скучнее и теснее становилось нашему Историку. Поэтому с какого-то момента придется нам его дополнить другими писателями, и он у нас тоже станет коллективным автором и собирательным персонажем.

ОглавлениеСодержаниеСледующая страница


книга I
Кривая Империя
862-2000

книга II
Новый Домострой
1547

книга III
Тайный Советник
1560

книга IV
Книжное Дело
1561-1564

книга V
Яйцо Птицы Сирин
1536-1584

книга VI
Крестный Путь
986-2005

© Sergey I. Kravchenko 1993-2012: all works
eXTReMe Tracker