Предыдущая страница Следующая страница

Кривая Империя Сетевая Словесность Оглавление

Глава 27
1583 - 2003
Авторское отступление 2
Урок теоретического сепаратизма

М                
                
               

еморандум
. Автор категорически предупреждает соответствующие наблюдательные инстанции, что все социально-политические технологии, стратегии и схемы, изложенные ниже, не могут быть реализованы в современной России, ввиду принципиальных изменений, произошедших за последние 420 лет в области транспорта, связи, федеративного устройства, исправительно-трудового дела, других внутренних дел и, особенно, - государственной безопасности. На основании вышеизложенного, автор решительно отметает любые возможные обвинения в нарушении, сами знаете каких статей действующего законодательства, карающих за раздувание сепаратизма, угрозу целостности государства, призывы к насильственному свержению государственного строя и несогласие со статьей, определяющей руководящую и направляющую роль города Москвы в жизни Российской Федерации.
               А сейчас, как говорит моя знакомая Циля Цугундер, знатная интернетчица из Одессы, начнется "самый цимес". Что за "цимес" такой, нам казакам неизвестно. Видимо, особый еврейский кайф.
               Мои представления о высшем кайфе относятся к сфере научного администрирования времен покорения космоса. Чтоб вам был понятен уровень грядущего удовольствия, предадимся на минутку ностальгическим переживаниям.
               Не знаю, как у вас, а у нас, космонавтов, высший кайф имеет три, почти библейские ипостаси. Когда я служил под научными знаменами академика Саяно-Шушенского и возглавлял шайку выпускников политехнического вуза, свои претензии на кайф я формулировал так:
               - Помните, дети мои, что вы тут можете вольнодумствовать как угодно, можете законы Ньютона, Архимеда и Дарвина нарушать, можете оставить за собой право первой брачной ночи, можете даже сидеть в моем кресле, когда никто не видит, но: никогда, ни при каких условиях, ни в помыслах, ни на деле вы не смеете нарушать три моих божественных, первородных права. Это:
               1. перестановка мебели в лаборатории;
               2. присвоение названий новым разработкам; и
               3. распределение полученных со склада канцтоваров!
               Эти три высших кайфа - мои, и только мои!
               Теперь вам, дорогие читатели, будет вполне понятна предлагаемая далее игра с криминально-номенклатурным уклоном.
               Итак, представьте, что мы с вами оказались на территории Сибири в 1583 году. Начальников вокруг нет. Единственный претендент нами управлять - истерик Иван Рюриков дотянуться до нас не может. Что мы с вами будем делать? Как переставим мебель на нашей осьмушке Божьего мира? Какие названия присвоим построенным городам, найденным рекам, горам и болотам? Какие канцтовары начнем строгать из сибирского кедра и пихты? Чем обложим свои брачные ночи? Почем договоримся с южными соседями об аренде улуса Байконур в Сыр-Дарьинской степи?
               Вот какими приятными делами мы займемся! Вот какой будет у нас кайф! А никакой не цимес.
               Итак, приступим. Мы знаем, что царю Московскому жить осталось ровно год. Старшего наследника Иван Иваныча он поразил острым посохом в левый висок больше года назад, когда мы Искер штурмовали. Поэтому скоро воцарится дебильный средний принц Федя. Он прокуролесит под Большим Боярином (не путать с ББ) Годуновым 13 лет. Потом Годунов 7 лет сам просидит, воевать не посмеет. И все. Начнется на Руси 8-летнее Смутное время, в котором отловить нашу рыбу не составит труда. Значит, нам только год простоять и за Камень продержаться. А уж за последующие 28 лет вольницы мы легко построим наш Ерусалим-на-Иртыше! Тезисы Малого Круга в качестве плана действий нас почти устраивают. Вот что мы с вами будем делать.
               Зашлем проворных ребят в следующие 6 мест:
               1. Москва. Московский резидент должен установить контакты с людьми в кремлевской администрации или около нее. Это могут быть Федька Смирной ("Привет, Федя! Помнишь, как славно выпивали на Каме? Еще хочешь? Приглашаю в самый крутой московский кабак. Где у вас тут деловые пацаны отдыхают?"); Семен Строганов ("Здравствуй, хозяин, принес я весточку от Ермолая Тимофеевича и всех наших. Ждут тебя, долю твою в общаке четко держат"); князь Курлятьев ("Бог в помощь, Ларион Дмитриевич, халва под язык; вот казаки тебе передачку собрали, пожрать, выпить. Как освободишься, ждем к нам. И что у вас тут слышно за Сибирь?"); монахиня Марфа-Мария ("Ох ты, девочка моя, да что ж они тебя тут заморозили!? Не греют, не ласкают, держат в черном платье при белом теле? Айда к нам, на волю! У нас на 10 девчонок по статистике 400 ребят. А расскажи-ка мне сказку... - да нет, не птичью, - что у царя слыхать? - чай он тебя навещает?"). И много другого разговорчивого народу нашли бы мы на Москве при наших денежных возможностях. Хоть и среди ментов.
               2. Нижний. Здесь нет пока всероссийской ярмарки, но место бойкое. Много проезжих отдыхает. Есть чего разузнать. В Нижнем будет главная перевалочная база. Речные перекладные, конюшенка для срочной скачки через леса.
               3. Казань. Эта столица татарская тоже на Московско-сибирской трассе лежит. Тут много информации крутится. И это - очень шаткая политическая краюшка царства. Кусни ее, сразу в рот попадет, не воротится. Тут самые братские нашему сибирскому народу нации проживают. И хорошо бы муфтия какого-нибудь местного на прикорм посадить.
               4. Пермь. Это ближний подступ к Камню. Без Перми на Урале делать нечего. Если завтра война, если завтра в поход, то здесь будет главный плацдарм московского агрессора. Здесь мы тоже будем держать лодочную станцию, человечка вставим Ваське Перепелицыну, вообще всю Пермь измерим и просчитаем.
               5. Чусовой. А это уже наша земля. Отсюда мы можем не таясь надзирать за Москвой, отсель грозить мы будем надменному соседу.
               6. Кукуй-покаменный. Кукуй превращаем в крепость. Наглухо затыкаем Верхотурский проход. Здесь разместится наш главный центр переработки и передачи информации. Для лета будут заготовлены волокуши, для зимы - парусные сани. Тягловую скотину будем в предгорьях пасти, арсенал в горах держать.
               По цепочке из этих шести звеньев понесутся взад и вперед наши эстафеты. Как говорится, с Кукуя на Кукуй. И мы раньше самого царя Московского узнаем, что его бес попутал на Сибирь покуситься.
               Далее - финансы, кровь войны. В багаже царя Сибирского Кучума обнаружилось большое количество полезных ископаемых. Изумруды, алмазы необработанные, золото чужой чеканки, серебро в слитках и остальная таблица Менделеева. Тратить эти вещи на контрразведку, войска, бюджетников мы, конечно, будем, но необходимо и проследить, откуда они в казенном сундуке взялись. Это - готовая карта нашей внешнеэкономической деятельности, добывающей и перерабатывающей промышленности.
               Теперь армия. Чтобы поднять народ на ратный и трудовой подвиг, нужно с ним по-человечески договориться. Проводим Всесибирскую перепись населения. Одновременно разъясняем учтенному люду раз и навсегда записаные правила нашей жизни - Конституцию, если угодно. Раздаем ее, вырезанную на камне, моржовой кости, выжженную на тюленьей коже и спинах изменников родины. Должна поместиться. В ней и пунктов всего с десяток будет. О неприкосновенности земли и частной собственности. О выборности и ответственности. О едином и единственном налоге в 10%. Ну и еще пунктов 7 о любви к Отечеству.
               Обеспечив любовь народа, мы легко построим лучших его сынов в ряды великой профессиональной армии. Нарежем военные поселения вдоль Урала и по границе с южной степью. Любителей кочевой жизни отправим во всеоружии дрейфовать за Обь, Лену и далее. Мы будем рады принять тамошние народы в дружную нашу семью на стандартных конституционных условиях. И они будут счастливы приняться!
               Попа Порфирия Святого обяжем разработать нам Устав о свободе совести. Чтобы всем шаманам, басурманам, лево- и православным, буддистам, мазохистам, истерикам и изотерикам у нас равноправно жилось. Мы их будем держать за пределами наших канцелярий, в государственные СМИ не выпускать, храмовое строительство разрешать только за свой счет, в пределах утвержденной застройки с соблюдением средневековой эстетики.
               И скажете теперь, что народ нас не полюбит? Что не побегут к нам люди из ближнего и дальнего зарубежья? Что не выстроятся очереди у наших консульств в Пекине, Бухаре, Самарканде, Перми, Берлине и Риме? Что не выкачаем мы всех московских программистов и атомщиков у сумасшедшего Ивана Васильевича и его таких же последователей? Что даже в славном городе Иерусалиме не задумаются о преимуществах нашего кайфа над тамошним цимесом? Скажете? Нет!
               Конечно, не скажете, хоть и есть в нашей Конституции среди семи пунктов о любви к Родине-матери самый главный пункт - о свободе матерного слова.
               Воспользуйтесь им! Крикните мне, что я вру. Что это я один такой змей подколодный, а Ермак Тимофеевич, да Иван Кольцо, да все прочие бандиты наши - настоящие московские патриоты. И как увидели они богатства сибирские, как вскрыли сокровищницу Кучумову, как узнали о Невьянских железных рудниках, как пощупали алмазные навалы имени де Бирса, так и завопили в голос, что нужно немедленно кланяться Иван Василичу царством Сибирским!
               - А вот, гляди-ка, братцы, еще изумрудик закатился, размером с яичко лошадиное, давайте его в любимую Москву отправим! Пущай его на Кукуе к головке посоха митрополичьего прилупят! И пусть приходят сюда воеводы царские, а мы уж подвинемся-посторонимся. Пусть они, бояре столбовые, нами управляют, как раньше управляли, жалуют, как раньше жаловали. И тогда, Бог даст, они заменят нам смертные наши казни усечением языка и ссылкой за Полярный круг. Мы согласные! Нам без языка, без носа, без прочих острых органов спокойнее будет, правда Богдан? - а то мы очень за свою бдительность в пьяном виде опасаемся. Легко можем выболтать сибирские тайны классовому врагу.
               Такую вот мораль вы мне предлагаете усвоить из вашей басни? Ждите ответа, ждите ответа... Не дождетеся! Я без всякого усекновения молча поворачиваюсь и иду дальше. Пора нам с казаками СВОЙ план исполнять.

Предыдущая страницаСодержаниеСледующая страница

 

книга I
Кривая Империя
862-2000

книга II
Новый Домострой
1547

книга III
Тайный Советник
1560

книга IV
Книжное Дело
1561-1564

книга V
Яйцо Птицы Сирин
1536-1584

книга VI
Крестный Путь
986-2005

© Sergey I. Kravchenko 1993-2003: all works
eXTReMe Tracker