Предыдущая страница Следующая страница

Кривая Империя Сетевая Словесность Оглавление

Глава 2
1570
Волга
Братство Кольца

П                
                
               
овадка волжская в полной мере использовала выгодный природный ландшафт и законы гидродинамики. Она в то время была такова.
                Рассмотрим сначала ландшафт. Основное гнездо бандитское находилось на том самом месте, где сейчас благоухает город Самара. Не очень-то удачно его разместили, надо сказать. Теперь с преступностью там вечные неприятности происходят.
                Река Волга в тех местах спускается с севера, потом резко заворачивает налево, потом направо, идет по часовой стрелке и возвращается в точку первого поворота, на пару верст не дотягивая замкнуть кольцо. Потом снова срывается на юг, соорудив круглый полуостров. Можете сами посмотреть на этот завиток, он такой же, что и 400 лет назад. Только размеры его поменялись.
                В те экологически чистые годы, задолго до азартного гидростроительства Волга была намного полноводней. Сейчас она подсела, и разбойничий полуостров имеет поперечник около 60 километров с перешейком в 12 километров. А во времена Грозного параметры были другие: 20 верст поперек и 2 версты перешейка. Весной из-за разлива перешеек сужался до нескольких сот саженей, покрытых кустарником и кривыми, коряжистыми деревьями. Намного живописнее там было, чем сейчас. Давайте туда вернемся.
                Итак, имеем речную петлю, в восточной части которой в Волгу врывается безымянная речка (ныне - р. Самара), а в правой, западной части имеется упомянутый сухопутный переход на большую землю. Все это очень удобно для наших водных процедур.
                Природный феномен эксплуатировали три дружественные бригады. Командовали ими три друга, три названных брата Иван Кольцо, Богдан Боронбош, да Никита Пан.
                Первая шайка гнездилась на северном берегу перешейка. Ее атаман Богдан Боронбош раньше был запорожским казаком. Вообще-то, его настоящая "фамилия" была Барабаш, - вполне библейское слово, производное от "Барабас" или "Варавва". Так звали разбойника, любезно уступившего Христу место на кресте. Варавва выступил в роли козла отпущения, и эта фигура - бандит, обретший свободу, - доныне популярна среди братвы и священнослужителей. Богдан так и носил бы славное имя, если б не попал в переплет.
                Однажды казачья ватага, в которой был и Богдан Барабаш, разбила крымский обоз. Две арбы добычи казаки, не разбирая, погнали в Сечь. Имелось бы время, они бы с чувством и расстановкой перебрали товар, но теперь задерживаться не приходилось, - на горизонте мельтешило, могла погоня нагрянуть. Но Бог миловал, добрались до перевоза. Когда перегружали добычу в лодки, среди прочего на дне арбы нашелся ящик - не ящик, сундук - не сундук, и тащить его досталось Богдану. Богдан накануне был ранен в голову, татарская сабля рассекла ему переносицу, но хотелось помочь друзьям, и бинтованный Богдан ухватил ношу поперек. В ящике аппетитно звякнуло. "Цэ ж гроши!", - легко определил Богдан.
                На острове Хортица, на Сечевой стороне казаков встретили гетманские люди, приняли добро. В том числе и денежный ящик.
                В Сечи был закон: что захвачено не в одиночку - дели на всех. Однако, когда вечером того же дня гетманский писарь читал реестрик добычи, ящик тоже прозвучал, но не звонко, а гулко: "Кутийка порожня".
                "Як порожня? - выскочил Богдан. От винного отдыха и полученной раны он потерял сообразительность, - як порожня? Там грошив с полпуда було!".
                - А раз "було", так куда ты их, пан Барабаш подевал? - поинтересовался писарь. И не успел Богдан перекреститься, как оказался в яме под корнями спаленного дуба.
                По протрезвлению состоялся суд чести. Особенно горевал о ее "порушении" писарь. Он чуть не виршами страдал на кругу и выписал Богдану полное удовольствие, чтоб не совал свой длинный нос в войсковой карман. По приговору должны были вырвать казаку ноздри, но вышло неудачно. От позавчерашней сечи нос у Богдана держался еле-еле. Поэтому, когда гетманский кат Юрко рванул ноздрю щипцами, нос отделился вовсе.
                С тех пор Богдан обиделся на Сечь Запорожскую и при первом удобном случае бежал на Дон и Волгу.
                У Кольца Богдан Барабаш появился с черной повязкой на бывшем носу и представлялся гнусаво. У него выходило то Борбонш, то Боронбош, то еще хуже. Бандитский поп Святой Порфирий по пьянке шутил, что нос Богдана "отпущен" во искупление грехов. А Иван Кольцо успокаивал казака, что сделает ему нос золотой. Или серебряный - по выбору.
                Вторая группа наших умельцев располагалась в устье Самары на середине кольца. Ею командовал Иван, в прошлом московский карманник, получивший кличку по открытому им речному рельефу.
                Третье подразделение возглавлял новгородец Никита Пан. Его сорок разбойников отдыхали на южном берегу перешейка.
                И вот, к примеру, караван купеческих лодок плывет от Казани на Астрахань. Груз - мануфактура, галантерея всякая, изделия народных промыслов. Вереница судов начинает движение по кольцу с длиной окружности в 60 верст. Если караван податливый, без пушек, воинского конвоя, то его сразу забирает северная бригада Боронбоша. Если караван мощный, то его либо пропускают, либо откусывают от него хвост. В любом случае посыльные Боронбоша скачут на две стороны. Один несется галопом строго на восток, проделывает 20 верст, и с высокого берега подает дымовые знаки наблюдателям Ивана Кольца, притаившегося в устье Самары. Второй гонец лениво, иногда пешком тащится на юг и сообщает разведданные или результаты первого столкновения братишкам Никиты Пана.
                Караван тем временем преодолевает полукруг в 30 верст и оказывается в зоне жизненных интересов Ваньки Кольца со товарищи. Банда Ивана вылетает на одномачтовых чайках, берет караванщиков на абордаж, грабит, топит, куражится на всю катушку.
                Следует отдельно описать приемы работы Ивана Кольца. Ванька выезжал "из-за острова на стрежень". Вы думаете, об этом в песне для рифмы поется? Что Стенька Разин выплывал на стрежень для утопления княжны? Заблуждаетесь, дорогие! Тут мы переходим ко второй части нашей лекции - особенностям использования законов гидродинамики при речном разбое.
                "Стрежень", это стоячая волна, образующаяся по линии столкновения струй сливающихся рек. Арагвы и Куры, Волги и Самары, Миссури и Миссисипи. В принципе, это могут быть две протоки одной и той же реки, огибающие разинский остров.
                Купец традиционно прет по более широкой воде, - боится берегов. В устье узкой протоки или притока его караулит наш Стенька, то есть - наш Ванька. Приток в данном случае - речка Самара.
                Караван приближается к стрежню, здесь его сбивает вбок струя из притока. Она обычно более быстрая и резкая. Корабельный порядок на несколько минут расстраивается, и тут на него с приточной струей внезапно налетает наш Иван. Времени на подготовку к отражению такой атаки у мирных водоплавающих нету. Пушки заранее не заряжены, чтобы порох не раскис от сырого речного воздуха, брызг и т.п. Мортирка или кулеврина корабельная заряжается минуты 2-3. Ивану этого времени вполне хватает, чтобы подъехать на вороных. А уж в ближнем бою, - сами понимаете!
                Если караван тащится снизу, то наскок на стрежень выходит и вовсе мгновенным. Так что, выскакивать на стрежень очень выгодно в нашем разбойном деле.
                Итак, дело это сделано.
                Те купцы, которым удалось-таки прорваться на юг, думают, что спаслись промыслом Божьим. Напрасно. Против нашей троицы обычный рыбный промысел бессилен. Остатки, сплывающие по течению, легко подбирает Никита Пан. Он просто с распростертыми объятьями караулит странников на середине фарватера. Вот же сказал господь наш Иисус Христос ученикам своим, рыбакам Андрею и Петру: "Были вы ловцы рыб. А я вас сделаю ловцами человеков". Так что Иван, Богдан да Никита Пан четко по учению работали. Проверим еще раз божий завет.
                Вот караван идет с юга, против течения. Тогда ему еще хуже приходится. Во-первых, скорость ниже. Во-вторых, груз тяжелее - сельскохозяйственная продукция, полезные ископаемые, прочие астраханские и заморские грузы. Операция повторяется в обратном порядке: Пан - застрельщик, Иван - налетчик, Богдан - чистильщик.
                Вечером трудного дня братва собирается в центре своего полуострова, в специальной зоне отдыха. Тут, конечно, происходит честная дележка на троих, шашлык жарится, винцо пенится, девки пляшут вкруг костра. Хорошо!
                Иван Кольцо, Никита Пан и Богдан Боронбош очень довольны были своим совместным предприятием. Теперешние самарцы горько завидуют трем богатырям, ибо слабо им всю Волгу контролировать! Друзья мечтали по-научному усовершенствовать бизнес. Был у Пана блестящий проект. Собирался он прорыть через перешеек тоненькую канавку - в сажень шириной. Теперь смотрите. Перепад высот между началом и концом канавки - такой же, как у Волги в начале и конце кольца имени Ивана Кольца. Но сечение канавки - незначительное. Следовательно, скорость потока в ней может достигать просто горных величин. Воистину Арагви! Теперь, если в верхней точке сделать плотинку и открывать ее по праздникам, когда купец на горизонте, то можно:
                а) уволакивать в канавку отстающих путников;
                б) вылетать на стрежень еще и у Никиты Пана;
                в) стремительно драпать в случае чего.
                Но мечты мечтами, а жизнь поворотилась неожиданным боком.

Предыдущая страницаСодержаниеСледующая страница

 

книга I
Кривая Империя
862-2000

книга II
Новый Домострой
1547

книга III
Тайный Советник
1560

книга IV
Книжное Дело
1561-1564

книга V
Яйцо Птицы Сирин
1536-1584

книга VI
Крестный Путь
986-2005

© Sergey I. Kravchenko 1993-2003: all works
eXTReMe Tracker