Предыдущая страница Следующая страница

Кривая Империя Сетевая Словесность Оглавление

Пролог
1536
Москва
Сказка

B                
                
                

сумрачной спальне двое.
Мальчик лежит на высокой резной кровати.
                Женщина сидит в кресле у изголовья.
                Вечернее время течет медленно, свеча горит ровно.
                - Расскажи мне, Феня, о птицах.
                - Птицы, батюшка, бывают разные, - начинает женщина, - голуби, воробьи, вороны. Голуби на Русь мудрость и веру принесли. Вот слушай:
               "Восходила туча сильная,
               Туча сильная да грозная,
               Пала книга Голубиная,
               И не малая, не великая:
               В долину она сорока сажень,
               Двадцати сажень в поперечину.
               И к той книге ко божественной
               Соходилися, соезжалися
               Один сорок царей со царевичем,
               Другой сорок князей со князевичем,
               Да сорок попов, сорок дьяконов,
               Много люду, народу мелкого,
               Христианского, православного.
               Но никто к той книге не подступится,
               Никто к Божьей не притронется..."
                - Не-е, я эту сказку знаю…
                - А что ж ты в ней знаешь?
                - А вот: "Ерусалим-град - всем градам отец, кроме царства Московского"!
                - Ох, ты, - истинный царь! Самый корень тянешь! - улыбнулась женщина ласково и грустно.
                - Лучше, Феня, о русских птицах сказывай, - мальчик лег на бок.
                - А русских птиц, Ванюша, бывает всего три - Сирин, Алконост да Гамаюн, они нам, русским людям, самые главные.
                "Мамка" Аграфена, сестра фаворита царицы Елены боярина Оболенского-Стриги поправила подушку, подоткнула одеяло у ног мальчика и стала медленно, туманно выводить сказку, почти петь.
                - Птица Сирин, как дева крылата.
                        Поглядит на тебя - залюбуешься,
                                Запоет тебе - задивуешься,
                                        А крылом взмахнет - за собой сведет...
                - Как русалка?
                - Как русалка.
                - А друга-то птица - Алконост.
                Как падут на Русь годы грозные,
                        Да найдут на град люди черные,
                                Да нахлынут на брег воды темные,
                                        Да и муж жену побивать начнет,
                                                То снесет Алконост яйцо малое,
                                                        Яйцо малое - золоченое.
                И зароет яйцо да под горенку,
                        Да под лесенку и под спаленку,
                                Так и муж с женой поцелуются,
                                        Помилуются да помирятся,
                                                Не на шесть часов - на шесть месяцев,
                                                        На шесть месяцев со неделею.
                А зароет яйцо во сырой песок,
                        Во сырой песок моря бурного,
                                Так и море то успокоится,
                                        Успокоится да разгладится,
                                                И уляжется не на шесть недель,
                                                        А на шесть годков с половиною.
                А зароет яйцо посередь двора,
                        Да у терема государева,
                                Так минует Русь лихо черное,
                                        Не на век минет, а на шесть веков!..

                - Не хватит яиц, - сонным голосом пробормотал Ваня.
                - Как, не хватит? - встрепенулась Аграфена.
                - На всех не хватит, - на мужа, на жену, на море, на царя, на Русь, на меня да на тебя. Или тебе не нужно?
                - Нужно, сударь, нужно! - задумалась девушка, пришлось ее в бок толкнуть:
                - А Гамаюн?
                - Гамаюн птица веселая, про нее на ночь сказывать нельзя, не уснешь.
                - Ну, скажи, хоть немножко, как ее вызвать?

                - Ее не зовут. Она на Руси всегда рядом, невидимо летает. Как где выпьют меда сыченого да вина зеленого, так и запоют да запляшут. Это Гамаюн чудит. Он и пьяного развеселит и трезвого обнадежит. Пока Гамаюн по-над Русью летит, земля наша стоит. Стоит, не клонится.

Предыдущая страницаСодержаниеСледующая страница

 

книга I
Кривая Империя
862-2000

книга II
Новый Домострой
1547

книга III
Тайный Советник
1560

книга IV
Книжное Дело
1561-1564

книга V
Яйцо Птицы Сирин
1536-1584

книга VI
Крестный Путь
986-2005

© Sergey I. Kravchenko 1993-2003: all works
eXTReMe Tracker