Предыдущая страница Следующая страница

Кривая Империя Сетевая Словесность Оглавление

Глава 62
Налоги, подати, пошлины, акцизы, отчисления, взятки

И                
                
               

так, ваше хозяйство готово к автономному плаванью. Команда подобрана и обучена, запасы засечены в лед, оружие заряжено, готово к обороне.
                Но вот беда! Под воду не спрячешься, под облако не подвесишься!
                Есть у вашего ковчега большой недостаток. Это - приписка к порту, домашний адрес, табличка с именем краснознаменного бандита, порядковый номер на солнечном боку. По этим ярлыкам, как по высунутому из воды перископу, вас легко находят черные вороны русской жизни...
                Ворон живет триста лет. Эта казенная птица накопила огромный опыт слежения за нашими действиями. Если разговорить среднестатистическую ворону из провинциальной конторы, можно распознать в ее хрипе понятия конца 17 века. Эта птица подготовлена по имперским правилам эпохи Петра. Ее не очень-то подобьешь на либеральные прыжки. А ее мама родная - и вовсе татаро-монгольского призыва. Эта помнит и норовит применить законы Чингисхана - со смертной казнью по 14 статьям…
                Войдите ранним утром в Александровский сад у Московского Кремля. Станьте лицом к зубчатой стене. Замрите.
                Слышите? Справа от Боровицких ворот сквозь речной туман приближаются звуки подков. Так цокал в свое время основатель Москвы Юрий Долгорукий. Это, небось, его дух и едет! - осмотреть свое хозяйство, пока туристов нету.
                Уже слышен тяжкий храп бронзовой лошади, подрагивает земля, головки голландских тюльпанов и струи манежных фонтанов колеблются балла на три. В самом нижнем слое тумана начинается обеспокоенное шевеление, и вдруг у земли разом прорисовывается огромная стая черных птиц. Это - кремлевские вороны. Они всегда здесь. Забавно наблюдать за их прогулками, охотой, возней у мусорных урн. В их походке, заложенных за спину крыльях, грозных арийских клювах угадывается тысячелетняя генетика, вековая личная память каждой птицы.
                Вот этот, с красным глазом, клевал глаза в черный месяц Стрелецкой казни. Этот - провожал в последний путь Разина и Пугачева. Этот - специалист по современному периоду, его любимое блюдо - расстрельное содержимое начала 20 века.
                Но, чу! Старожилы Кремля встрепенулись! Это значит, они чуют кого-то старшего, ибо только возраст в авторитете у переваливших столетний рубеж. Значит, точно: едет долгорукий Хозяин. Князь Юрий пересчитывает зубцы на стенах, могильные камни, башни и мосты. Считает ворон.
                Но звук сегодня какой-то неровный. А! - это не одна лошадь идет. Два комлекта подков рассыпаются дробью. Значит еще один, последний Юрий сопровождает первого. Считают на пару! Хозяева!
                Тут из тумана показываются прекрасные, но не бронзовые, а буланые кони. И едут на них не князья, а патрульные менты. Один - толстый, другой - кривой. Оба с усами.
                Вороны теряют стойку "смирно" и начинают бродить нарочито развязно. Молодые кони осторожно переступают реликтовых птиц. История России продолжается!
                Но ближе к телу.
                Все это воронье казенное норовит выклевать глаз зазевавшемуся путнику - предпринимателю, обывателю, наблюдателю.
                Учитель 450 лет назад понимал, что с системой не поспоришь, не перекаркаешь ее ловчих птиц. Проще заплатить то, что не спрятано. Вот что платили тогда и что платится по сей день. Чего мы с Сильвестром забыли, добавьте сами.
                "Всякому человеку со своего подворья или с лавки" следует уплатить:
                - земельный налог,
                - дань местным бандитам со всякого угодья,
                - пошлину федералам,
                - оброк муниципалам,
                - государственные целевые подати: за дорогу, за кубики лошадиного желудка и лошадиные силы двигателя, за квадратные метры и количество жильцов,
                - за недвижимость,
                - за "использование природных ресурсов"…
                Сюда еще следует добавить многочисленные платежи за реальные и мнимые услуги, за кредиты. Приплюсовать возврат самих кредитов.
                Главное в деле платежей - их своевременность.
                Нам советуют долгов "на себе не задерживать, не копить", рассчитываться "не вдруг, а платить ранее срока. При этом ты без страха живешь, голову лишними цифрами не забиваешь, ничего не перезанимаешь, спишь спокойно.
                Нужно еще помнить о пенях и штрафах, о судебном преследовании со стороны легальных кредиторов, о скорости полета пули под давлением пороховых газов - из расположения черных банкиров.
                Добросовестные плательщики умирают своей смертью, в домашних тапочках, под свист голливудских пуль. Рисковые люди провожают их в последний путь с холодной спиной. Им еще жить и жить под страхом расплаты.
                Дети своевременных плательщиков остаются чистыми по совести и голыми по деньгам. Они тихим словом поминают папашу, раскрывшего на смертном одре код банковского счета подозрительной тетке из "социальной службы"…
                У нас за двором протянулся ряд гаражей. У одного из них в жаркий полдень стояла черная "Волга" с посеченными боками. Группа из пяти-шести человек - мужчин в темных пиджаках, женщин в черных платках - стаей кремлевских ворон облепила машину. Они совершали вокруг нее странные возвратно-поступательные движения.
                - Кто это? - спросил я.
                - Это Козловы. Они папину "Волгу" шлифуют. Ее гравием побило в каких-то гонках.
                - А чего в трауре?
                - Папа Козлов повесился в СИЗО. Оставил им "Волгу", квартиры, дома, деньги на сберкнижках и в тумбочке. Они ему так благодарны!
                - За "Волгу" или за квартиры?
                - За то, что повесился.
                - ?!
                - Он был директором городской нефтебазы и попал под следствие. Светил расстрел, или 15 лет. И то и другое - с конфискацией. При его двух инфарктах 15 лет - тоже вышка. Само обявление конфискации - верный третий инфаркт. Прямо в зале суда. Так он решил до суда не доводить. "Выбыл" из дела. Подельники свалили на него все грехи, семью не обобрали, а даже обласкали черной кожей. Конфискация теперь невозможна. Семья ему за это так благодарна, так благодарна!
                Вот так!
                Надо вовремя платить по долгам, ребята, не оставлять их детям!


Оригинал Сильвестра
славянский текст

Предыдущая страницаСодержаниеСледующая страница

 

книга I
Кривая Империя
862-2000

книга II
Новый Домострой
1547

книга III
Тайный Советник
1560

книга IV
Книжное Дело
1561-1564

книга V
Яйцо Птицы Сирин
1536-1584

книга VI
Крестный Путь
986-2005
© Sergey I. Kravchenko 1993-2003: all works
eXTReMe Tracker