Предыдущая страница Следующая страница

Кривая Империя Сетевая Словесность Оглавление

Глава 15
Как держать фасон перед гостями

К                
                
               

огда начинаешь трапезу, пусть в начале присутствующие священники прославят Отца, Сына и Святого Духа, потом Деву Богородицу и вынимают освященный Пречистый Хлеб. По окончании трапезы Пречистый Хлеб поднимают и, отпев, вкушают по достоинству, и чашу Пречистую пьют. И потом говорят о здравии и за упокой. И если едят с благодарением и с молчанием, или с духовною беседой, тогда Ангелы невидимо стоят рядом, и записывают добрые дела . Тогда еда и питье в сладость бывают. А если начнет кто-то выставленную еду и питье ругать, тогда Ангелы брезгуют ею.
                А если начнутся за столом смрадные, скаредные и блудные речи, непристойные анекдоты, смех и всякое глумление, игра на гуслях, крики, танцы, аплодисменты, свалка и блатные песни, тогда, как пчелы от дыма, Ангелы шарахнутся от вашего грязного застолья.
                И обрадуются бесы, выскочат и заставят вас делать все, что им угодно. Гости начнут играть в кости и шахматы; дар Божий - еду, питье и прочие овощи в насмешку раскидают и прольют. А бесы запишут дела гостей и хозяев и понесут эти записи к Сатане, вместе с ним порадуются погибели христианской. И все эти дела всплывут в день Страшного Суда. О, горе делающим таковые!
                Был один случай. Пока Моисей ходил на гору Синай за Божьим Заветом, евреи в пустыне сели есть и пить. Объелись, упились, стали играть и заниматься незащищенным сексом. И тогда земля поглотила их целых 23 тыщи! О, люди! Устрашитесь этого, творите волю Божью, как писано в Законе. О, Господи! сохрани от бесчинного зла всякого христианина! Ешьте и пейте во славу Божью, не объедайтесь, не упивайтесь, не творите пустяков!
                Когда перед тобой ставят еду, не хули ее, не говори, что она гниловатая, прокисшая или пресная, пересоленая, горькая, протухшая, сырая, переваренная. Вообще, нельзя ругать угощение, подобает этот дар Божий хвалить и с благодарностью вкушать. Бог сам почувствует вонь и превратит ее в благоухание, мерзость - в сладость.
                А если уж еда и питье совсем непотребны, за это следует наказывать домочадцев, кто готовил, чтоб впредь неповадно было.
                И еще. Допустим, позвали тебя на свадьбу. Не смей упиваться, не засиживайся допоздна, ибо с перебора и от длинных посиделок случаются брань и драки, а то и кровопролитие. А ты, при сем присутствуя, хоть и не бранился, не дрался, окажешься крайний - тебя как раз и повяжут: нечего было греха дожидаться!
                И начальству на тебя донесут: спать домой не пошел, хозяевам надоедал, мешал с другими пьяными разбираться.
                А вырубишься в гостях, - никто за тобой не присмотрит: народу много, ты не один. Вываляешься, как свинья, шапку потеряешь, кошелек у тебя вытащат, ствол из подмышки снимут.
                Потом хозяину за тебя краснеть и отвечать: куда общаковые башли и табельное оружие замылил.
                Видишь, какие неприятности, позор, потеря авторитета случаются от безмерной пьянки?! ...
                Управление гостевым сообществом - тонкое искусство. У каждого застолья есть свой смысл, по-научному - целевая функция. Она, как правило, связана с неким Главным Гостем (Г.Г.). Не для того же вы тратитесь, чтобы вхолостую тешить гастриты и катары коллег или соседей. В продолжение всей программы хозяин должен четко отслеживать эволюции Г.Г., помнить о своей цели, и, поэтому, увы, быть самым трезвым среди экипажа, как это и принято у находящихся за рулем.
                Итак, гости собрались. Сразу выставлять всю еду и выпивку опасно. Этим вы стимулируете у гостей низменные чувства, они накинутся на блюда, смешают все планы. Если, конечно, эти у вас планы были - например, сценарий с обольщением и переодеванием.
                Чтобы не допустить безвременной гастрономической разрухи, изобразите сначала духовность благородного собрания. Для этого годится так называемая разгонная тема. Не стоит сразу втягивать гостей в главный разговор вечера, не следует выпаливать с порога: "Извольте, Гаврил Гаврилыч, водочки с огурчиком, и, кстати, как там у нас новое штатное расписание?". Разгонная тема должна вуалировать ваше коварство, но и не создавать повода для отвлечения внимания на другой популярный предмет. Тут вы должны хорошо знать публику. Если среди гостей есть фанаты футбола, рыбалки, внешней политики или медицины катастроф, упаси вас Бог Отец, Сын и Святой Дух от сваливания на эти темы. Вы можете похоронить свою цель среди всхлипов о "Спартаке", донской чехони и жертвах землетрясения. Разгонная тема должна быть понятна Г.Г., чтобы он не обозлился, не заскучал, не почувствовал себя идиотом.
                Разгонную тему не следует тянуть далее гостиной толкучки. По мере продвижения к столу нужно плавно приземлить беседу и сделать ее общей. Сразу хочу оговориться: общей застольная беседа бывает только в интервале между первым и третьим тостами. В качестве общей темы годятся разговоры об отсутствующих хороших людях, родителях гостей, детях. В холостяцкой компании можно и о бабах завернуть, только не следует сильно распаляться.
                Древний наш Писатель уверяет, что при правильной постановке разгонной темы и первого застольного разговора, вокруг стола рассаживаются Ангелы, протоколируют ваше благоразумие и магнетически улучшают качество горячих и холодных блюд. Охотно в это верю.
                Однако, вечер продолжается.
                Вот уж выпито по третьему разу, все поднимаются покурить, поплясать, поправить на кухне бретельку новой знакомой, и здесь наступает короткий, неустойчивый, мимолетный период, ради которого и затевался сыр-бор. Вы отводите вашего Г.Г. в сторонку, и "промышляете Божьим благоволением". В это время вероятность, что вам помешают, минимальна. Народ занят привычным делом.
                Дежурный хам ругает ваш салат, Ангелы давятся табачным дымом, из темных углов навстречу мату выползают рогатые тени, и Ангелы вовсе убираются от греха. Наяривают электронные гусли, народ пускается в пляс, предается глумливым телодвижениям, поет бесовские песни. Бретелька на кухне утрачивается безвозвратно.
Часть компании рубится в компьютерные игры, самые пьяные садятся за шахматы и, пригибаясь под пролетающим тортом, травят гвардейские анекдоты, называя белого офицера поручиком Ржевским, а черную королеву - короким татарским словом, вошедшим в наш обиход из древних сочинений.
                Тут ваш Г.Г., как самый солидный из гостей, дергается уйти по-английски. Это хорошо. Он не успеет погрузиться в беспредел заключительной фазы вашего праздника. Ему не наденут на голову салат "оливье", он не выдаст безответственным собутыльникам тайны партийно-хозяйственной жизни. Ему не будет наутро мучительно больно с перепоя. Не придется опускать глаза перед женой.
                Провожая дорогого Г.Г. восвояси, не забудьте извиниться за свинство окружающих, посетуйте на низменность простонародных нравов, тонко освежите в памяти героя, чего ж вы собственно от него добиваетесь. На уверения в непременном удовлетворении можете грустно пошутить, чтобы создать у большого человека ощущение, что вам-то нет смертельной нужды в его услуге, если слабо окажется...

Предыдущая страница славянский текст

Предыдущая страницаСодержаниеСледующая страница

 

книга I
Кривая Империя
862-2000

книга II
Новый Домострой
1547

книга III
Тайный Советник
1560

книга IV
Книжное Дело
1561-1564

книга V
Яйцо Птицы Сирин
1536-1584

книга VI
Крестный Путь
986-2005
© Sergey I. Kravchenko 1993-2003: all works
eXTReMe Tracker