Предыдущая страница Следующая страница

Кривая Империя Сетевая Словесность Оглавление

Глава 55
Пережить Грозного

Т                
                
               

еперь надо было нового митрополита назначать. Но кто нормальный захочет такой карьеры? Это ж не в мирное время серафимов с херувимами разводить. Тут страшная птицефабрика получается. Головы снимают регулярно, перо ощипанное не успевает оседать!
           Но нашлись-таки ответственные товарищи!
           Сначала согласился архимандрит Троицкой лавры Кирилл. Этот не мешал Ивану вырубать и выжигать целые территории. В неравном бою с помазанным шизофреником пали Торжок, Коломна, Клин, Тверь, Медный и Вышний Волочок. Страшнее всех пришлось Новгороду. Тут пострадали все. Около 500 игуменов, иеромонахов, иеродиаконов были публично забиты насмерть палицами. Все церковное и мирское имущество города было разграблено и вывезено в Москву, жертвы среди мирного населения были неисчислимы, разрушения наводили на мысль об атомной бомбе.
           Виновным в геноциде был назначен местный архиепископ Пимен: а чего он смотрит, как мы казним?! Пимена посадили в лохмотьях на белую кобылу, дали дудку и бубен, возили по городу, потом угнали в Александровскую слободу, заключили в монастыре, где он вскоре умер.
           Связка Грозный-Кирилл-Бог работала отвратительно. То ли Кирилл Богу ничего не докладывал, то ли Бог был себе на уме, но благословения Божьего Иван не получал. А через год после Новгорода и вовсе страшное случилось. 24 мая 1571 года крымский хан Девлет-Гирей осадил Москву и поджег посады. Говорят, его изменники на Москву навели. А кто честный у нас тогда не был изменником, при такой-то Москве?!
           В страшном, смерчеподобном пожаре и давке у кремлевских ворот погибло 800 тысяч человек - в пять раз больше, чем на Куликовом поле, столько же, сколько в Ленинградскую блокаду, но не за год, а за день! Хиросима, Нагасаки, Токио и Дрезден, вместе взятые, меньше дали бомбардировочных жертв. Москва тогда насчитывала тысяч 150 населения, но жертвами оказались и подмосковные жители, набившиеся в опасную столицу от татар.
           На другой день после катастрофы, в пятницу 25 мая 1571 года в геноцидном Новгороде случился злорадный "переполох". Посреди престольного праздника Параскевы Пятницы новгородцев охватила радостная, поголовная истерика с разбрасыванием монет и конфет, битьем посуды и экстазными воплями. Вот и не верь после этого в астральное перемещение эмоций, в мстительность небес!
           Митрополит Кирилл пересидел московский апокалипсис в Успенском соборе и вроде не обуглился. Но сердце человеческое даже у чиновника имеет кардиограмму. Кирилл скончался ближайшей зимой.
           Созвали Собор. Думали - митрополита выбирать. Но, оказалось, царь просит разрешить ему жениться в четвертый раз. Правда, он уж и так, без разрешения женился. Попы растерялись. Разрешать нельзя по всем церковным статьям.. Запрещать - еще нельзее - по статьям уголовным.
           Царь тем временем рыдал, что двух жен у него отравили. Третью попортили, сглазили до свадьбы, так что она скончалась без потери девственности, а значит, не в счет. Выходит, физически, реально, - это только третий брак? А три раза, вроде, можно? А?
           Попы умилились, прослезились, прошлись по книжкам и разрешили женский грех, но с трехлетней епитимьей. А уж прочие смертные, чтоб не смели так часто жениться, будь они прокляты!!!
           - Согласен? - спросили царя.
           - Согласен, согласен! Они у меня давно прокляты!
           Тогда радостно избрали нового митрополита - архиепископа Полоцкого Антония.
           Царь начал было исполнять епитимью, в храмы для молитвы не входил, но через несколько месяцев в Новгороде плюнул на это дело и стал молиться, как нормальный. И кто б его остановил?
           А как схлынула епитимья, так Иван и вовсе развелся с четвертой женой, и уж на пятой, шестой и седьмой женился вовсе без спросу.
           Митрополия московская теперь занималась только делами "прочими" - имущественными, да служебными. В начале 1580 года соборно постановили новых земель и сел в виде пожертвований не принимать, пусть люди конкретные деньги платят, а то государю уже не кем и не за что воевать, - все по монастырям пожертвовано.
           Монастырский промысел, вообще, у нас стал каким-то подозрительным. Царь лично расследовал монастырские ухватки, и вот что он рассказал Собору, будто собравшиеся об этих чудесах сами не знали! Оказывается, в стране расплодились монахи-неформалы. И так количество монастырей (официальных) после татар удвоилось, а тут еще - эти! Иван недоумевал: ну, ладно, при татарах. Слабые на поджилки прятались за Яссу Чингисхана, по ней попов казнить нельзя и ясак с них брать не полагается. Но теперь-то?! - при родной власти? От кого прячетесь, сволочи?!
           Монахи-неформалы особенно возмущали монарха. Соберется пара-тройка мужичков без роду, племени, образования и внешнего вида, приоденутся монахами, и давай по базарам с иконками побираться. Мы, говорят, собираем милостыню на такой-то новый монастырь в честь растакого-то святого. Народ мелочь жертвует, благословляется у придурков. А они пропивают милостыню и следуют далее. Страна-то большая!
           А некоторые как-бы и строят монастырики - сляпают косенький сруб типа часовни, нароют норок, объявят, что тут чудеса, тут леший бродит, русалка на ветвях сидит, и надо эту погань искоренять. Народ верит, - каждому охота русалок исследовать, и приходит в новоявленную обитель, деньги приносит, мануфактуру, продовольствие. "Игумен" с братией - те же два-три проходимца - все это берут, но зимовать в "пустыни" не решаются, бегут на зимние квартиры. Русалки остаются в озерах нетронутыми.
           Царь Иван велел Собору эти безобразия прекратить, монастыри строить умеренно, по разнарядке митрополита. А то скоро все в монастырях окажемся! А у нас тут война на подходе!
           На Русь наступал Стефан Баторий с коалицией антироссийских сил - крымчанами, литвой, турками, ногаями, казаками, шведами и немцами. Ну, и Польша, естественно, была в первых рядах. Россия войну проиграла, откупилась от интервентов позорным миром и потерей территорий.
           От этих ужасов митрополит Антоний скончался, и на престол духовный выбрали Хутынского игумена Дионисия. Этот пережил-таки Ивана Грозного, постриг его перед смертью в монахи под именем Ионы и отпел 18 марта 1584 года. Тут же был помазан на царство добрейший дурачок Федор Иоаннович.
           Началась партийная грызня. Брат царской жены Ирины Борис Годунов захватил управление страной, князья Шуйские и прочие рюриковичи стали с ним бороться, Дионисий принял сторону уходящей династии, потерпел поражение, был сослан и, как водится, сразу скончался в родном Хутынском монастыре. А ведь раньше ему там не голодно было?
           На церковный престол воссел сердечный друг Годунова Иов, архиепископ Ростовский. Но не долго он числился главой церкви в чине митрополита, потому что на подходе была новая эра – эра самостоятельного Московского патриаршества. Иов въехал в нее, как по маслу…
           Передохнем. Сделаем гимнастическую паузу – не ради остеохондроза, а для просветления мозгов.
           Чего мы вообще от них хотели, от святых отцов наших?
           Нам вот тут говорят, что нельзя так жестко подходить к обыкновенным, в меру образованным, средневоспитанным людям. Добрым в исконных глубинах, но злым по превратности политического момента.
           Минуточку!
           Если вы такие обыкновенные, то не лезьте к нам с назиданиями! Вы же нас на арапа берете, что вы – носители последней истины, трубы Господни, хранители Божьих мер и весов. Разве не так? А раз так, то чего мы от вас ждем? А вот чего.
           Воцаряется на нашу голову очередной Горбатый, Грозный или Бесноватый. Начинает нас жечь и резать, на каналах и по зонам гробить. Вы же понимаете, что он - Зверь апокалиптический? Теперь ваш долг – пожертвовать личной плотью ради общественной души, стать с другими попами в монолитный строй и взвыть гаду единогласную анафему. А мы бы ее подхватили дружным хором. Вот вы и были бы добрые пастыри, а мы – благодарные и послушные овцы!
           То есть, нам желательно, чтобы вы все держались, как митрополит Филипп, никак не хуже! И у вас сообща это легче бы выходило, чем у Филиппа. К тому же подразумевается, что у вас за плечами в этой битве переступали бы незримые, но вполне ощутимые кони воинства небесного. Уж вместе мы как-нибудь превозмогли бы кучку уродов Грозного, пока он еще богобоязнен был? Это бы нас подготовило также к битве со сталинскими комсомольцами. Глядишь, и их бы одолели. А вышло, что вы нас присно предали на безгласное истребление во веки веков. Совсем паршивыми овцами сделали.
           Ну, ладно, это гнилая лирика, глас вопиющего в бессовестной пустыне. Кончайте жевать: у нас тут Годунов с блатным митрополитом Смутное время затевают!

Предыдущая страницаСодержаниеСледующая страница


книга I
Кривая Империя
862-2000

книга II
Новый Домострой
1547

книга III
Тайный Советник
1560

книга IV
Книжное Дело
1561-1564

книга V
Яйцо Птицы Сирин
1536-1584

книга VI
Крестный Путь
986-2005
© Sergey I. Kravchenko 1993-2009: all works
eXTReMe Tracker