Предыдущая страница

Кривая Империя Сетевая Словесность Оглавление

Глава 47
О времена! О нравы!

И                 
                
               

тог татарского владычества в смысле становления российской государственности очень хорошо известен, - Москва воссияла карбункулом всероссийской централизации. Хотя некоторые считают, что фурункулом.
           Церковное становление тоже произошло соответственное, параллельное. И, если у государства показатели развития вполне материальны - легко подсчитываются возами московско-татарской дани, то у церкви итог выводится виртуальный - в спасенных душах. Они же - мертвые, они же - вечно живые. Телегами души не исчислишь, приходится определять на глаз, экспертно. Главный наш эксперт отец Макарий просто в экстазе заходится от татарской радости:
           "Период монгольского владычества над Россиею, казалось, был особенно благоприятным временем для нравственного ее улучшения и возвышения. Никогда она не подвергалась такому громадному бедствию,... и никакое бедствие не тяготело над нею так долго. Никто в России не сомневался тогда, что иго монгольское есть наказание Божие за грехи, а пастыри церкви громогласно повторяли эту мысль и не переставали призывать народ к покаянию и исправлению жизни".
           В нормальную голову это, конечно, не вмещается.
           Мы, значит, принимаем это странное христианство, наступаем на горло степной песне, 250 лет каемся, отрекаемся от поганых предков, очаровательной былинной культуры, питаемся по столовской разнарядке, и нате вам! - пожалуйста, - татары! То есть, что-то мы им, блин, делали не так! А чего же вы молчали? Что не подправили нас по ходу дела? Отчеты в Константинополь посылали исправно, что все в порядке, скотина пасомая набирает православный привес, побегов с зоны нету.
           Получается, врали. И Бог это, естественно, видел, но казнить очковтирателей не спешил, позволял нам вместе с ними 250 лет дрейфовать к водопаду. А тут, значит, его терпение лопнуло, и он вместе со своими верными татарами на нас обрушился. И 250 лет кузьмил нас по полной программе. Типа, сколько туда грешили, столько и обратно получите!
           Поначалу у Бога туго получалось пороть. Мы стиснули зубы и корчили рожи. Первые 100 лет ига нравственности нам не добавили. Тогда Господь кинул на помощь татарам ударную силу массового уничтожения, которую, как мы помним, даже Гитлер использовать стеснялся. Применил Господибоженаш бактериологическое оружие.
           Сначала ударило в 1352 году в Пскове и Новгороде. Понятно за что: чумовые города неприкрыто тяготели к католической Европе. Чумная язва в течение 70 лет, - когда уж и татар за непригодностью Господь отставил, - прокатывалась по Руси, вытравливая грешное население сотнями тысяч. В Смоленске, например, осталось только пять человек, они и заколотили ворота трупного града.
           Нам вдалбливали в церкви, что все нормально, мужики, - это и есть та самая апокалиптическая кара.
           - Значит, конец света на носу? - наивно спрашивали мы.
           Тут же было подсчитано, что тлеет последнее столетие 7-й тысячи лет от сотворения мира, а значит, сами понимаете! Уже идет подготовка заседания, "должен открыться всеобщий суд"!
           И это были не базарные прибаутки Арины Родионовны, это вполне официально проповедовали митрополиты Киприан и Фотий.
           - Ну и как? - спрашивает Историк, - полегчало в нравственном отношении?
           - Полегчало, полегчало! - отчитываются их преосвященства, - очень сильно люди стали каяться в момент гибели под татарами и чумой, когда бежать уже некуда, и никаким грехом, типа вооруженного сопротивления или противочумной инъекции шкуру не спасешь.
           "Надобно сознаться, что все эти действия (покаянные - С.К.) были только временные и проходившие скоро", - сдается Макарий.
           Качели русской нравственности раскачивались с такой амплитудой, что добивало до Луны, и у небесных наблюдателей прямо дух захватывало. Может поэтому они и крутили этот сериал в 250 сериях.
           Вот краткий перечень положительных и отрицательных качаний нашего аттракциона. Начнем с "хорошего".
           1246. Князь Михаил Черниговский жертвует жизнью за веру. Это дело мы расследовали выше.
           1270. Князь Роман Ольгович Рязанский "оклеветан в Орде", - будто бы травил анекдоты про Хана и его лунную веру. Романа приговорили именно в нее и наклонить. Тогда Роман повторил критику принародно и был лишен языка, а затем заживо разрезан по суставам. Жуть!
           К равноценным подвигам церковь относит и боевые призывы при татарских осадах. Вот их тексты:
           1) "Умрем за святую Богородицу (собор Пресвятой Богородицы) и за правую веру!" - (г. Владимир).
           2) "Умрем за святую Софию (Софийский собор)!" - (г. Новгород).
           3) "Прольем кровь свою за дом Пресвятой Троицы и за святые церкви!" - (г. Псков).
           4) "Пойдем против безбожного и нечестивого Мамая за правую веру христианскую, и за святые церкви, и за всех младенцев и старцев, и за всех христиан!" - это перед Куликовской битвой.
           Праведность лозунгов нам понятна, это типа "За Родину, за Сталина!". Но не всех они просветляют...
           Теперь "плохое".
           Пока отдельные герои гибли за веру, "многие другие князья со своими боярами проходили сквозь огонь и поклонялись кусту и идолам ради славы света сего, и каждый выпрашивал себе власти". Фамилий Историк деликатно не называет. Это как сейчас: "Назвать преступников нельзя в интересах следствия". И вот прошло 700 лет. Следствие закончено. Судьи, преступники, свидетели, все заинтересованные стороны вымерли до тридцатого колена. Можно называть. Это кто же у нас раз за разом выпрашивал власти ценой оскорбления веры? А вот они:
           Великий князь Ярослав Всеволодович, святой Александр Ярославич Невский, Иван Данилович Калита Московский и прочие и прочие. Практически все, - утверждаемые в московских должностях. Понятно, этот грех душил их всенощно, просто спать не давал. Аналогичную кару несут некоторые нынешние. Не успела с вечера твоя баба приватизировать все цементные заводы несчастной Руси, не успели взвыть обдираемые строители и пайщики, а тебе уж и не спится! Мальчики бетонные в глазах...
           Историк предлагает надежный индикатор, разоблачающий тайные грехи святых, блатных и приблатненных. Он пишет: "Были князья, архипастыри и проч., которые в продолжение всей своей жизни сооружали не одну или две, а многие церкви... Обычай постригаться в монашество, по крайней мере перед смертию, известный у нас и в прежнее время, теперь еще усилился. Редкие из князей (внимание! - С.К.), каковы: Владимир Василькович Галицкий и Дмитрий Донской, не последовали этому обычаю".
           Вот они! Два князя из всего почтенного списка высшей номенклатуры не нашли за собой грехов смертных. И сказать, что они были конченные сволочи, уж точно нельзя. Донской лично рубил татар в первом ряду московской пехоты, был ранен, все свое имущество раздал на гуманитарную помощь куликовским вдовам и московским погорельцам. Владимир Василькович тоже "все стада свои" до последней овцы разослал не в церкви, а по людям, столовое серебро перелил в гривны, бижутерию родной матери по бусинке распределил между сиротами, минуя монастыри. Коней подарил бойцам.
           Так что, примеры для подражания у нас таки есть.
           Тут неосторожный Макарий, не зная о нашем диалектическом коварстве, вываливает список остальных вельмож, склонных к глубокому покаянию у врат ада. Тут наши с ним списки совпадают однозначно: это упомянутые выше Невский, Калита, их дети, и прочие - на несколько окунаний гусиного пера, пока рука не устала.
           Предсмертное благочестие живые и азартные россияне предваряли безоглядной резвостью. Пройдемся по датам.
           1299. В Новгороде случился страшный пожар. Обеспеченные граждане снесли золото, вещи импортные, камушки, антиквариат в церкви. Не насовсем, - так, полежать. Но другие, менее упакованные граждане вольного города, сбились в стаю и захватили церковные кладовые со взломом. В одном месте даже сторожа убили. А что? Надо делиться с погорельцами, господа начальники! Все по Библии, но как-то небогоугодно вышло...
           1393. Новгородцы взяли приступом город Устюг. Разграбили соборную церковь, - знали, где деньги лежат! - ободрали иконы со стен, всякую утварь церковную вывезли. А что Бог? Обратил это золото в медь, а иконы в гробовые доски? Нет. Он не обиделся. Война - дело обычное. Ничего личного.
           1398. Через пять лет устюжская добыча закончилась. Пришли новгородцы в то же место. Смотрят, опять полна коробочка. Снова набрали добра. Но нерасчетливо спалили волшебную церковь. А так она могла бы действовать еще много лет, как мельница Сампо, копить мануфактуру и капитал.
           1418. Очередная новгородская революция, кроме "разных неистовств", снова привела к захвату "банка". В этот раз он прятался в монастыре св. Николая за городом. Экспроприаторы жестоко оскорбили игумена и черноризцев, - прямо в глаза им заявили: "Здесь житницы боярские!". Раскулачиваемые гневно отпирались, но фальшивая "оскорбленность" от конфискации не спасла.
           1434. Великий князь московский Василий II Васильевич Темный взял город Галич и совершенно безбожно выжег все церкви и монастыри.
           Последний случай демонстрирует тонкую психологическую коллизию.
           Вот вы бьетесь насмерть с проклятым врагом. Хоть и русским.
           Несете жертвы, теряете боевых товарищей, друзей, близких, но берете-таки гадскую твердыню.
           И вдруг обнаруживаете, что внутри осиного гнезда стоят такие же позолоченные церквушки, как у вас дома! И очень похожая Богоматерь поглядывает на вас с туземных икон утомленным взглядом. Это, как если бы ты бился с драконом, а из логова вдруг вышла твоя жена или мать. Тяжкая ситуация! Слабый рыцарь, лох, конечно, распустит нюни, упадет на колени перед матерью, обнимет севшую в ноги жену. И провалится в тар-тарары. Победитель хренов.
           Опытный полководец рубанет оборотня мечом-кладенцом, так что из-под шкуры этой "матери" только перья полетят, а "жена" не успеет зубами клацнуть, - растворится в дымном эфире.
           Вот богатыри земли русской и не верили мороку. Сжигали рассадники вражеской духовности, вырубали под корень.
           - А как же вера общая, святая?
           - А вы не врубились? Объясняю.
           Вот два телевидения. Одно принадлежит правильной партии, другое - противоположной. Вы захватили центр проклятой гидры. Теле-центр. Оставаться вы тут не собираетесь, поэтому велите все побить и пожечь. Самых смачных дикторш забираете для правильного употребления.
           Но тут подбегает ваш ополченец из технических служб и просто в голос молит пощадить матчасть. Тут такие же "телефункены", "шуры" и "алезисы" смонтированы. Единокровные братья наших родных приборов и устройств. Надо бы помилосердствовать и пощадить.
           Послушаете вы очкарика?
           Как бы не так! В огонь! Пусть думают эти "шуры-муры", кого озвучивать, воспроизводить и распространять!
           Короче, воинственные россияне в бою и после боя однозначно определяли церкви вторичную позицию. Отсюда и произошел наш неопалимый материализм.
           На словах князья вполне заученно поминали церковное руководство, особенно при смерти. В княжеские некрологи обязательно вписывалось что-нибудь типа "бе иереелюбец". Но на практике приходилось руководствоваться конкретными обстоятельствами. Раз уж Бог сам их не разруливал, а оставлял князю.
           1295. Ростовский князь Константин Борисович арестовал "своего владыку Тарасия со всеми людьми" и чего-то из них вымораживал.
           1372. Михаил Тверской сжег Торжок, ограбил церкви; жителей, набившихся в дома Божьи сжег живьем. То есть, зверствовал хуже татар при взятии Владимира в 1238 году. Он еще позволил своим тверичам ободрать уцелевших женщин до бикини, так что те со стыда попрыгали в реку, предпочли утонуть, но не позировать.
           1375. Новгородцы начисто ограбили и сожгли Кострому. Всех товарных баб и девиц сплавили вниз по-матери-по-Волге и продали басурманам.
           1386. Святослав Иванович Смоленский захватил город Мстислав. "Мужей, жен и детей во множестве запирал в домах и сжигал, младенцев сажал на кол".
           А вы говорите, Любовь!
           А вы нас пугаете Змеем Горынычем и Соловьем Разбойником!..
           Однако, пора подбить баланс Добра и Зла. Диалектически они должны бы уравновешивать друг друга. Но вот Историк пишет, что "несравненно более мы видим примеров немилосердия и несострадательности к ближним, жестокости и бесчеловечия".
           "Не будем думать, будто эта жестокость и грубость нравов явились у нас собственно при монголах", - грустит Историк, и поясняет, что скотства имелось в достатке и ранее, но теперь возникли "случаи к проявлению этих дурных качеств".
           После описания нехороших "проявлений" совсем уж детскими шалостями выглядят сохранившиеся у нас первородные суеверия и обычаи. Люди верили в волхвов, заклинания, зелья и проч. Многие считали, что это ведьмы-соседки навлекают чуму, голод, татар, пожары. Мы-то теперь понимаем, что гадости нам подстраивал лично Бог, и ведьмы с колдунами тут непричем, зря мы их жгли. Теперь мы одумались. Бога боимся, его не сожжешь. Вечно живыми колдунами наполнены наши газеты.
           Мы постепенно возвращаемся к благодатной вере и обычаям дохристианской поры. Любимый наш праздник - Масленица; с "невестами" мы сходимся без венчания, - достаточно такую девку подвести к воде, и можно делать все что хочешь. Также не угасла традиция, осужденная Владимирским Собором, согласно которой наши предки устраивали нечто типа игр Диониса. Собирались в ночь с субботы на воскресенье в темной комнате и придавались групповым занятиям в античном стиле.
           Страсть к вину тоже никуда не делась. Она и в народе тогда была крепка и в самом духовенстве фиксировалась постановлениями Соборов и посланиями митрополитов.
           "Грустною, непривлекательною представляется нам картина нравственного состояния наших предков во дни монгольского владычества".
           Короче, что было, то осталось и дошло до наших времен в первозданной форме, обогащенное нравственными и техническими достижениями цивилизации.
           Дух славянский устоял перед Богом, чумой, татарами, - карательной троицей жестокого русского средневековья.

Предыдущая страницаСодержаниеСледующая страница


книга I
Кривая Империя
862-2000

книга II
Новый Домострой
1547

книга III
Тайный Советник
1560

книга IV
Книжное Дело
1561-1564

книга V
Яйцо Птицы Сирин
1536-1584

книга VI
Крестный Путь
986-2005
© Sergey I. Kravchenko 1993-2009: all works
eXTReMe Tracker