Предыдущая страница

Кривая Империя Сетевая Словесность Оглавление

Глава 46
Большое спасибо, Отцы родные!

З                 
                
               

десь я хочу, пригасив на время иронию, вполне серьезно указать легкомысленному читателю на случаи позитивного влияния православия и его функционеров на течение нашего древнего бытия. Просто перечислим подвиги и попытки подвигов, совершенные церковными иерархами в татарские времена. Подвиги у нас будут реальные и виртуальные. Реальные, - это когда поп тащится куда-нибудь за тыщу верст и снимает опасность кровопролития, то есть, реально экономит кубометры народной крови и многие тонны убойного мяса. Виртуальный подвиг - это более уютное, но не менее рискованное деяние, когда батюшка, например, пишет увещевательное "Слово" к мясникам.
           Особенно яркие случаи происходили в Великом Новгороде. Здесь авторитет "владыки" - архиепископа Новгородского - был безмерен, - "такого не имел и митрополит в Москве, не имели все прочие русские иерархи". Владыка Новгородский объявлял и прекращал войны, мирил сограждан, вообще, хозяйствовал в вольном городе активнее князя.
           В 1342 году из-за какой-то базарной ерунды Новгород разделился на две равные половины - обычно границей раздела бывал Волхов. Две армии уже добыли оружие, провели разведку и готовы были резать друг друга с Божьей помощью. Но архиепископ прошелся по военным лагерям и расшугал бунтарей по домам добрым словом.
           В 1359 году дело зашло дальше. На Вече решался какой-то чисто парламентский вопрос, но интересы сторон вошли в такое противоречие, что некоторые члены фракций оказались убитыми дубьем, некоторых тихо прирезли в толчее, многих - просто затоптали. Возникло брожение в умах и дрожь в руках. Случились погромы лавок и дворов. Три дня город находился воистину в чрезвычайном положении, и ждали, что будет еще хуже, то есть, "гиль и дичь" случится поголовная. Тогда два владыки - ушедший на покой Моисей и пришедший ему на смену Алексий - пошли на две стороны, к кострам ополченцев, и объяснили им, что дома на перине лежать лучше, чем на дне Волхова отдыхать. Бунт рассосался с минимальными потерями.
           В 1418 году разгул народных стихий охватил-таки весь Новгород. "Взбунтовавшаяся чернь" грабила обывателей целыми улицами. Короче, за 500 лет до Октябрьской революции пролетариат экспроприировал все, что плохо лежало у среднего класса. Революционные баррикады разделили Софийскую и Торговую стороны демократического града. Сволочь захватила средства массовой информации - колокольни. Набат стоял душераздирающий. Мужское население взялось за оружие - косы, пики и дреколье. Воинственные толпы ринулись со страшным сопением и ревом на проклятый Волховский мост. Там было обычное место столкновения Добра со Злом. Ожидались серьезные жертвы - как у Михалкова-старшего: "В тихой речке утром рано утонули два барана". Но "бараны" еще не успели столкнуться, а кровь уже лилась, и кости хрустели, - по пути к мосту оба ополчения потоптали довольно много штатских зевак.
           Тогда владыка Симеон надел парадное облачение, построил весь свой клир и просто штопором ввинтился в самую середку Волховского моста. Успел, старина! Две стаи плотоядных ворвались на мост и увидели грандиозную картину: великолепный белобородый старец возвышался над холмом позолоченных риз и осенял золотым крестом и ваших и наших. Многим послышалось и ангельское пение. Самые впечатлительные заподозрили в Симеоне переодетого Христа. Бойцы рухнули на колени, пики посыпались в воды многострадальной реки, самые отчаянные прослезились и разрыдались. Мир воцарился в Новгороде. Поселенцы, стыдясь своих безобразий, пошли заметать следы погромов.
           К сожалению, кроме Новгорода, больше нигде на Руси не водилось такого подвижничества. Однако виртуально - Словом - иерархи и в других местах частенько смиряли княжескую дурь и спесь. В 1384 году Сергий Радонежский сумел помирить Дмитрия Донского и Олега Рязанского обыкновенным увещевательным письмом. То есть, вы понимаете: Россия обескровлена страшной Куликовской жертвой, тут еще Тохтамыш сжег Москву, Донской в досаде бродит по пепелищу, и заплечные дружинники ему четко доказывают на фактах, что этот сучий потрох Олежка пропустил татар через рязанские леса на Москву, и ведь не предупредил, не крикнул. Так он же у нас и на Куликовом не был, полицай! В спину целил! Казнить его нещадно вместе со всей предательской Рязанщиной! Короче, - гнев праведный и страшный.
           Но тут Сергий со своим письмишком подгребает: смирись, расслабься, подставь другую щеку. Прямо руки опускаются, меча поднять не могут. Препохабный получается "миру-мир". А вы говорите, Чудес не бывает!
           Но князя усмирить, - это полдела. Ты попробуй усмирить нас, народ российский! Архиепископ Серапион Владимирский в самые страшные, начальные годы Ига пишет нам смирительные Слова. Вот, например, он недоволен нашим суеверием. Мы, оказывается, все еще верим волхвам!
           - Братцы, 13-й век на дворе! Как вы можете верить этим старым дуракам!
           - Так мы ж их за волшебство сжигаем живьем!
           - То есть, признаете вред колдовства?
           - Ну да. Вот же от святых отцов и всех Вселенских Соборов соответствующие параграфы имеются!
           - Нет. Нет и нет! Почувствуйте тонкий нюанс. Сжигая волхва, вы как бы признаете факт наличия у него вошебной силы. А ее нет и быть не может! Есть только чудотворность Божья! Получается, вы сжигаете практически невинных, - дурачков больных, возомнивших себя чудотворцами. Их жалеть, лечить надо! Или вы реально верите в силу волхвов? У вас есть наглядный пример их влияния на погоду, урожай, эпидемии? Есть? Так чего ж вы их жжете? Вам не жечь надо, а молиться на них! Почитайте благодетелей, приносите им дары, раз уж они благоустраивают ваш быт, по заказу пускают дождь, содействуют всхожести озимых и глобальному потеплению. Сжигая волхва, вы либо:
           1. Самовольно казните невинных малых, фактически убогих; либо
           2. Уничтожаете носителей чудотворной благодати, что тем более грешно!
           Короче, оставьте волхвов в покое, Бог сам с ними разберется, ибо он "распоряжает свою тварь, как хочет, наказывая нас за грехи".
           Ну, что тут скажешь?! Снимаю шляпу! Молодец, святой отец! Логично, диалектично, человечно!
           А вот еще от Серапиона, - так называемое Пятое Слово.
           Узнал Серапион, что наше невежественное население пустилось в наивное гробокопательство. Народ озабочен, не зарыл ли кто случайно в освященную кладбищенскую землю найденного в речке утопленника или снятого в лесу висельника. Ибо не факт, что висельника повесили насильно, а утопленник скончался от купания в пьяном виде. Возможно, они сами себя кончили. А самоубийц у нас, как известно, следует хоронить поближе к городской свалке, а не в святой земле. Народ подозревает, что нагрянувшая стихия - как раз и есть наказание за этот милостивый грех.
           Вот и ходят отряды черных копателей по кладбищам, исследуют на свежесть безымянные могилы и выкидывают оттуда к чертовой матери анонимные трупы. Потом смотрят в небо: не полегчало ли?
           Серапион строго указывает дуракам на мелочность их придирок к покойникам. Он приводит страшные примеры всевышнего гнева и просто смеется над нами, древними россиянами:
           - Как может такой относительно мелкий грех, как комфортабельное погребение самоубийцы, столь страшно влиять на природу и общество? Вот же 4 тысячи лет простоял некий забытый Драчьград, а ныне затоплен до главного флюгера, киснет под водой! И при Ное был Потоп, но не из-за утопленника дурацкого, а из-за всенародного, - я подчеркиваю: общечеловеческого греха! Сейчас вот из Польши сообщают: 600 ляхов утонуло в дождевых лужах, в Перемышле тоже - 200 человек не выплыло, потом 4 года голод стоял. Это надо было всей Польшей католической нагрешить против истинной веры, всем городом Господу нагадить, чтоб так подставиться! А вы дурацких висельников раскапываете! Тьфу, даже слушать противно! Займитесь лучше собственными болячками: разбоем, грабительством, пьянством, прелюбодеянием, скупостью, лихоимством, всякими вредными привычками и проч.
           Тут я еще раз приподнимаю шляпу и грустно опускаю ее обратно, прикрывая простую мысль: всегда бы так! Все бы церковь комментировала в стиле отца Серапиона!
           Но у церкви с шевелением мысли было туго. Причем наглядность мыслительного, литературного, интеллектуального застоя была такова, что беспокоила самих иерархов.
           Митрополит Исидор, когда пытался нас просватать Ватикану на униатском Флорентийском Соборе, так прямо и сказал: "Епископы русские - люди некнижные".
           Исидора, конечно, заклеймили змеем подколодным, я думаю - не столько за унию, сколько за критику, но оспорить тезис никто не смог. Ибо главной печалью церковного начальства в те годы были не татары, а именно, кадровая тупость. То есть, все должности поповские замещались исправно, но функции исполнялись со скрипом. Стала массовым явлением литургическая амнезия. Это когда священник начисто забывал текст службы, не врубался в основные понятия, - где Бог, а где порог, - вообще застывал с открытым ртом, как второгодник у карты Евразии. Где уж тут указывать путь в Эдем!
           Митрополит Киприан инспектировал приходские библиотеки: что ж вы, невежи, книг не читаете?! В основном ему отвечали мычанием. Но кое-что обнаружилось вообще несусветное! Некоторые как раз читали! И даже дерзали писать! Лучше бы у них, уродов, глаза повылазили и руки отсохли! Эти простые, наивные, провинциальные батюшки пытались собственным подвигом закрыть зияющие пустоты российской науки. Киприан обнаружил на сельских книжных полках толстенные сборники "наполненные баснями и суеверными сказаниями". Короче, властители древнерусских дум крамольно пытались расширить кругозор паствы сказками сомнительного свойства - религиозными по форме и составу персонажей, но еретическими по сути. Ибо отход от канона - это ли не ересь?! Типа, Гимн России, - но слова не Михалкова, а народные. Приведенный выше рассказ о Скалистом Райском Острове - яркий пример такого вредного творчества.
           Итак, мы поняли: без книг и культуры плохо, а с книгами и бесконвойной культурой - страшно.
           "Что стало бы с просвещением в России, если бы она с лишком на два века не подпала владычеству монголов?", - страдает Историк. И сам себя успокаивает: "Решительно это определить никто не может".
           А нечего тут и определять. Ничего бы не стало. Как не стало за 250 лет до монголов, 250 - при монголах, 250 - после монголов. Нам три по 250 без правильной закуси - обычная норма.
           Эх, если б еще водку гнать не из опилок!...

Предыдущая страницаСодержаниеСледующая страница


книга I
Кривая Империя
862-2000

книга II
Новый Домострой
1547

книга III
Тайный Советник
1560

книга IV
Книжное Дело
1561-1564

книга V
Яйцо Птицы Сирин
1536-1584

книга VI
Крестный Путь
986-2005
© Sergey I. Kravchenko 1993-2009: all works
eXTReMe Tracker