Предыдущая страница Следующая страница

Кривая Империя Сетевая Словесность Оглавление

Глава 41
Святой Александр Невский

С                 
                
               

ведения об Александре дошли до нас в подаче некоего "самовидца возраста его". Этот парень находился рядом с князем в ключевые моменты его карьеры, сам наблюдал княжеские подвиги, а кое-что записал по рассказам "соучастников описываемых событий".
           Свидетельские показания начинаются со словесного портрета. Здесь ключом бьет славословие, достойное сборного концерта в Кремлевском дворце. Вот его пункты:
           "Взором он превосходил всех людей"!
           "Голос его был, как труба в народе"!
           "Лицо его, как лицо Иосифа, которого египетский царь поставил вторым царем в Египте".
           "Сила его была часть от силы Сампсоновой".
           "И дал ему Бог премудрость Соломона, а храбрость римского царя Весиана, пленившего Иудейскую землю".
           Такие звездные достоинства, естественно, не остаются незамеченными. Сильные мира сего просто в очередь становились, чтоб осмотреть занятного юношу.
           Некий человек из западных христиан по имени Андреян, - а! - так это, оказывается, магистр Ливонского ордена Андрей! - пришел познакомиться с Александром. Домой вернулся обалдевшим: "Не видел такого ни в царях царя, ни в князьях князя!".
           Дошли рассказы об Александре и до высшего начальства. Но Батый, к счастью, сам на Русь не поехал. Пригласил молодца к себе. "Желаешь сохранить свою землю - приходи, увидишь честь моего царства". Александр пришел. Батый будто бы обомлел: "Правду говорили, что нет князя, подобного сему".
           Не осталось никаких объяснений, с чего это Невский так приглянулся хану. Если бы он устроил ему проверку интеллекта, загадку какую-нибудь завернул, с борцом монгольским стравил, в красноречии убедился, на полиграфе прокрутил, тогда - да! Но тогда результат тестов был бы прежде всего вставлен в летопись! А так получается, - хан с ханшей просто отметили Александра за внешний вид. Типа, герой фабрики звезд.
           Возможно, была у Невского некая неизъяснимая харизма? Пожалуй, была. Когда умер его отец великий князь Ярослав Всеволодович, Александр поспешно бросил в Новгороде тевтонские и ливонские дела, и "грозен был его приезд во Владимир в силе великой!". Видимо, Невский спешил силой выхватить престол у претендента - брата Андрея Ярославича. Что уж он во Владимире учинил "грозного", неизвестно, но слухи поползли жутковатые, и даже за тыщу верст, в устье Волги некие "жены моавитские" стали пугать детей: "Александр идет!".
           Церковь пробрасывает подвиги Невского собственно на Неве, на Чудском озере, на других водоемах. Отмечается только, что под конец жизни Александр полюбил монахов, церковных иерархов, нищих. А уж митрополита и епископов чтил, "как самого Христа". Тут, конечно, перебор, ересь, но зато писателю удалось очень выпукло показать, что Невский стал думать о спасении души.
           Спасение вскоре понадобилось, но сработало именно в отношении души. Невскому пришлось поехать в Орду, чтобы отмазать наших военных от соучастия в татарских набегах. Деньги повез, посуду коллекционную. Но что-то в Орде не срослось, и на обратной дороге между Нижним и Городцом Невский разболелся с явными признаками отравления.
           Тут биограф Александра впадает в литературную истерику.
           "О горе тебе, бедный человек! Как можешь ты описать кончину господина своего! Как не опадут у тебя зеницы вместе со слезами!". "Если бы можно, то полез бы с ним и в гроб!"...
           Кроме "иеролюбия" и "мнихолюбия" старая церковная летопись не отмечает каких-либо реальных достоинств Невского. Получается, что святость он приобрел за спонсорскую поддержку монашества и церковного начальства. Не хочется верить. Однако, "самовидец возраста его" не очень то нажимает на героизм "Ледового побоища" и "битвы на Неве", косвенно подтверждая их историческую мелочность. Выходит, святость Александром Ярославичем приобретена именно за харизматические достоинства? На первый взгляд это кажется правильным: на храм пожертвовать может любой бандит, а излучать благодать, гипнотизировать окружающих грозным видом не каждому дано.
           Историк митрополит Макарий, естественно, не ведется на такую ерунду, как харизма и внешний вид. Он крепко чешет под нимбом и вполне убедительно расследует дело о святости Невского.
           Оказывается, как мы и предполагали, подвиг Александра прежде всего и, пожалуй, исключительно состоит в смертельной схватке с католической гадиной. Этот подвиг столь велик, дает такой большой плюс в уравнении Страшного Суда, что даже за минусом неслабых грехов - попытки братоубийства, сотрудничества с монголами, исполнения в Орде языческих обрядов, уничтожения новгородского сопротивления татарам, - все равно плюс этот возвышается над Русью в размер голгофского креста.
           Вот как легли тогдашние фишки, и вот на чем выросла фигура любимого нашего рыцаря. Все дело в первой церковной унии, которая, оказывается, состоялась в 1252 году. Спустимся на Юг, в беспокойную доныне Украину.
           Князь Даниил Галицкий, правивший на Волыни, хоть и поклонился кусту Батыя ради должности, но служить татарам не желал, при упоминании об Орде изображал рвотный рефлекс, строил антитатарские планы. Галицкий, как и нынешнее украинское руководство, готов был хоть с чертом породниться, но сохранить прозападную ориентацию. Даниил действовал рационально. Выдал дочь замуж за князя северной Руси Андрея Ярославича (брата Невского), обозначая таким образом славянское единство. Но основная надежда у Даниила теплилась на атлантический альянс. Никакой Америки тогда и на свете не было, прямо за Гибралтаром начиналась Индия, и Галицкий вел переговоры с Папой Римским Иннокентием IV.
           Даниил хотел западных войск для битвы с Ордой, Папа желал иметь Русь под "апостольским седалищем", - у подножия "престола св. Петра". Послы суетились между Римом и Владимиром-Волынским, и постепенно сформировался такой компромисс. Папа назначает Даниила королем Южно-Русским, поднимает народы Запада в Крестовый поход за демократию, разрешает бывшей православной церкви на Украине использовать кислое тесто для просфор, допускает еще кое-какие ритуальные отклонения ради единения христиан. Естественно, Папа также не против, чтоб Даниил захватывал русские земли, вообще пожестче обращался с будущими москалями.
           Вот уже и корону со скипетром Даниилу привезли. Золотые такие, с камушками. Даниил все сомневался, но его мать родная, все местное и дружественное польское дворянство хором взвыли в пользу Рима. Даниил подчинился оранжевому большинству, и коронация, крещение в правильную веру с одновременным отречением от нашей, неправильной, состоялись в городе Дрогичине.
           Папа свою часть договора исполнил вяло. Написал буллу второстепенным князькам западнославянским, чтоб те помогли новоявленному "сыну о Христе". Типа необязательной резолюции ООН. И прислал к Даниилу своих легатов с наказом не спускать с дикаря компетентных глаз.
           Даниил быстро понял, что с коллективной безопасностью в новом альянсе его кинули. Войск не дали, оружия не поставили, кредиты зажали. Даже архиепископа отдельного не выделили, подчинили по церковной линии Генриху Прусскому и Эстонскому.
           Первая уния продолжалась около 10 лет; наконец, Даниилу надоела эта волынка-на-Волыни, и он разогнал римскую компанию к чертям собачьим...
           Тут мы возвращаемся на Север и с новым пониманием присматриваемся к поведению Хана ордынского и Александра Невского. И разбираем даты.
           Невский родился в 1220 году. Его брат Андрей - в 1221. Естественный наследник Ярослава - Александр.
           В 1246 году Ярослав, сгорая в Орде от яда, почему-то диктует секретарю завещание в пользу Андрея. Аргументы он приводит смехотворные, типа Андрей более разумен и нрав имеет более сдержанный. По наивности это смахивает на ленинское "письмо к съезду". Сталин ему грубоват! Если бы всех вождей назначали по кротости нрава, где б мы оказались?
           Начинается околопрестольная свара. Андрей и Александр летят в Орду утверждаться. Александр напирает на старшинство, но хан верит официальной бумажке. Младший Андрей становится великим князем.
           На все это уходит 2 года. На Руси по году правят дядька Святослав и Мишка "Хоробрит" - третий сын покойного Ярослава. По возвращению братьев на Север Хоробрит гибнет в лесах.
           Андрей преспокойно правит Русью в родстве с Даниилом Галицким и с перспективой рождения ему внуков - правителей Единой России. Благость тянется с 1249 до помеченного выше униатского 1252 года.
           Тут Хан получает удар под дых: вот-вот, и ему будет противостоять не только католическая Единая Россия, но и целая Антанта христианских стран!
           Коварные латиняне распространяют по Европе злостную клевету, - и Хану это наверняка становится известно, - что великий князь Ярослав Всеволодович в Литовском походе 1239 года насмотрелся на западную цивилизацию и крепко задумался о ходовых качествах религиозных конфессий. Это, как директору Волжского автозавода ощупать Mercedes. Ярослав повез в Орду литовские трофеи и, как на грех, столкнулся у ханской юрты с папским легатом Иоанном Карпином. Завязалась беседа. Все-таки - белые люди, братья-христиане. Вскоре Карпин радостно доносил Папе, что Ярослав Всеволодович вполне проникся идеями запада и католицизма и принял лично от Иоанна римское крещение! Оставалось только начать и кончить переговорный процесс о ПДЧ - плане действий по членству России в церкви воистину-Христовой, как вдруг (у этих русских с их татарами всегда все вдруг!) Ярослав заболел и прямо на месте скончался.
           И намеков не требовалось, чтобы Европа поняла смысл событий. Татары грохнули Ярослава, боясь союза православного меча и католического орала.
           Однако, получается, что даже если Хан отравил Ярослава за католичество, то о полной схеме заговора не догадывался. Не всю ее просчитал.
           А по-нашему, скорее всего, Ярослава убили по каким-то придворно-хозяйственным делам. Впрочем, в русле теории заговора, вероятен и вариант римской многоходовки. Тот же Карпин, имея в голове схему "Рим-Даниил-Андрей", мог одной рукой Ярослава совращать, а другой - Хана подначивать на смену российского руководства.
           Так или иначе, князь умер, да здравствует король!
           Если принять за гипотезу католическое перерождение Ярослава, то его странное завещание выглядит вполне логичным. Андрей - любимчик отца, мягкий, управляемый парень, - связующее звено с Южной Русью. А Сашка? - хулиган, закоренелый ортодокс, ненавидящий Европу из-за новгородских разборок. Идея антимонгольского воссоединения Руси в треугольнике "Владимир - Киев - Рим", с Андреем кажется очень плодотворной.
           Но хозяева западного мира, как мы знаем, хотят всего и сразу. Мало им Андрея. Их Сашка в Новгороде беспокоит. Обижает немцев-ливонцев, а тут ему еще в виде отступного Киев подчинили! Сам-то он в Киев ни ногой, но может ударить в самый неподходящий момент. Сумасшедший, что возьмешь?! Приходится Европе заходить и с этого боку.
           - Батюшка ваш, Ярослав Всеволодович "умер счастливо, истинным сыном Христовым ", - пишет Невскому Папа Иннокентий IV в 1248 году, - "он вошел в общение со святыми и удостоился жизни вечной". Так что, давай-ка, Александр Ярославич, и ты не зевай!
           Невскому кровь бьет в голову. Ему, ветерану Невы и Чудского измену предлагать?! Александр решительно выкидывает за порог "двух хитрейших кардиналов Гальда и Ремонта", приехавших с папским посланием. Три года Александр присматривается к перемещениям фигур на евразийской доске, обиды с завещанием приобретают новый смысл, все гадючьи интриги от Рима до Сарая становятся понятны нашему простому парню, и в 1252 году все у него сходится. Сват Даниил Галицкий продается католикам. Приходит очередь Андрея.
           Вот почему Невский летит в Орду с доносом на брата, якобы тот Хану налогов недодает! И наверняка еще что-то рассказывает с глазу на глаз - без галстуков. И вот почему Андрея Ярославича, зятя униатского немедленно отставляют от великого княжения! Вот почему столь милым кажется татарам наш святой Александр!
           Опасность для России в ее кондовой, классической форме действительно возникла чудовищная. Какая там Орда? Что нам эти ханчики с их Яссой, кроющей любые женевские, хельсинские и сухаревские конвенции? Беда заходила с Запада, а не с Востока. И физические "битвы" со шведами и немцами - это семечки! Главную битву со вселенским Злом Александр выиграл на идеологическом фронте.
           Прими Андрей или Александр католичество, они бы стали королями Северо-Русскими, и это был бы конец не только церковному, но и государственному суверенитету; Новгород сразу отслоился бы за кордон; татары совсем по-другому стали бы с нами разбираться. Пропасть пролегла бы по фарватеру Волги и навек отколола Европу от Азии. Вместо единого евразийского континента образовались бы два. В пролом хлынули бы горячие воды Индийского океана, Сибирь осталась китайцам, а Наполеон с Гитлером намного проще справились бы с нами в отсутствии сибирских холодов и дивизий.
           Нужно нам такое счастье?! Нет. Категорически нет. Нам национальная самоидентификация в разы важнее европейской интеграции под черт его знает каким ватиканским руководством! Мало нам гнилой Византии?!
           Вот от чего спас нас Невский, когда в 1248 году отвечал Папе:
           - Нам вашего ничего не надо, у нас все есть, мы знаем историю веры и Церкви Христовой назубок, - "от Адама до Христа, и от Христа до Седьмого Вселенского Собора!".
           Вот так! Вот как надо! А вы говорите, на брата доносил, русских уничтожал. Что есть "брат" и ваши "русские" на весах Любви и Мира, когда с другой чаши свесил ножки лично черт в рогатой тиаре?!
           Все. Признаю Невского окончательно святым.
           Свят-свят-свят!

Предыдущая страницаСодержаниеСледующая страница


книга I
Кривая Империя
862-2000

книга II
Новый Домострой
1547

книга III
Тайный Советник
1560

книга IV
Книжное Дело
1561-1564

книга V
Яйцо Птицы Сирин
1536-1584

книга VI
Крестный Путь
986-2005
© Sergey I. Kravchenko 1993-2009: all works
eXTReMe Tracker