Предыдущая страница Следующая страница

Кривая Империя Сетевая Словесность Оглавление

Глава 35
Парк Монгольского периода

К                
                
               

иев пал. Но слишком много православной памяти оставалось на его пепелище. Поэтому и митрополия формально числилась за Киевом еще полвека. Уже и основные Рюриковичи съехали на север, но киевские правители все банковали в церковных делах. Оно и понятно. Тут вам гробы Владимира и Ольги, руины Софии и Десятинной церкви, обугленные склоны Печерской лавры, другие достопримечательности. Так что митрополит Кирилл формально приписан был к Киеву. Но на месте старался не сидеть, все больше ездил по епархиям и за рубеж.
           В 1283 году после смерти Кирилла наши замешкались, и греки подсуетили нам митрополита Максима, который подъехал сначала в Орду за удостоверением, а потом уж в Киев.
           Ох, как тут все разорено! Водопровода нет. Канализация не работает.
           Максим созвал Собор. Посоветовался с епископами, что тут можно наладить. Понял, что ничего, и стал тоже ездить по территории. Руководить на местах. Среди прочих поездок случилась ознакомительная командировка в Волынскую землю, где митрополиту был представлен игумен Ратского монастыря Петр, который поднес начальнику икону Пресвятой Богородицы собственного письма. Подарок очень понравился Максиму. Он его оковал серебром и камнями, автора запомнил и всюду поминал в качестве положительного примера. Максим переселился во Владимир, так как "весь Киев разбежался от татар". Во Владимире его и похоронили в 1305 году. Возникла свара из-за митрополии.
           Игумен Владимирского монастыря Геронтий прихватил все наличные ценности, в том числе и посеребренную икону работы Петра Ратского, собрал команду из северных священников и крупной рысью двинул на Константинополь, - поставляться в митрополиты.
           Это оч-чень не понравилось Волынскому князю Георгию Львовичу! Он просто ногами топал, что эти гады бросили Киев и удрали на Север, а теперь хотят и последнюю святость похитить! Он приказал игумену Петру - самому достойному среди равных на исконном Юге, быстренько плыть через Черное Море. И Петр вступил на святительский путь.
           Петр обогнал Геронтия, его корабль пролетел под парусами, как по зеркалу, а посудину Геронтия, который и отплыл-то раньше, то же самое море болтало штормом до полной изнанки.
           Петр понравился патриарху Афанасию. Он его по-быстрому посвятил в митрополиты, обласкал и прославил.
           Тут подгребает тошнотворный Геронтий, сует дары, грамоты от северных князей, домогается всероссийской или уж хотя бы отдельной, Суздальской митрополии.
           Афанасий отвечает, что иконка вот эта конечно красивая, Мария на ней очень завлекательно выглядит, и кто ж ее такую вообразил?
           - Так, это наш кандидат, новопоставленный митрополит Киевский и всея Руси Петр! - кричат ребята из волынской команды.
           - А! Тогда конечно! - Афанасий обдирает с Геронтия позолоченные одежды, награбленные ранее в Киеве, вообще его раздевает по полной схеме, обзывает "недостойным избрания святительския творити" и выкидывает прочь. А Петр отъезжает в Киев с полным плезиром.
           Петр стал посещать русские епархии, ставить своих епископов на освободившиеся места, и за три года более-менее настроил церковную иерархию. Поэтому, когда в 1311 году из Константинополя прибыл посланник патриарха, чтобы рассмотреть донос на Петра, вся церковная верхушка встала за батьку насмерть. Доносчика - тверского епископа Андрея быстро вычислили и заклеймили стройным хором. Петр воссиял окончательно.
           Через пару лет он съездил в Орду на коронацию нового хана Узбека, получил подтверждение льгот, а еще через пару лет ему вообще прислали универсальный ярлык, - делай что хочешь.
           Тут Петр очень крепко состарился, но продолжал заниматься Ким-Ир-Сеновским руководством. Там поучит, здесь поправит, тут проклянет нерасторопного еретика. Всюду служит литургии. Нормально. Ничего особенного. Ни тебе, "вставай страна огромная", ни "будь ты проклята, фашистская Орда".
           Так бы и скончался Петр на высоком посту без особых достижений, когда б не заехал во время одного миссионерского рейса в маленький такой, скромненький городишко на берегу тихой речки, среди великолепной средневековой зелени. Солнце светило ярко, пчелки летали с малиновым звоном, небо просто сочилось Божьим нектаром, а воздух был таким чистым, что даже стременная сука не смогла унюхать ни капельки фенола, ни струйки дизельного выхлопа, - только шныряла за зайцами. Красота!
           Петр неизбежно задумался о близкой границе двух царств - Божьего Небесного и Его же Земного, и понял, что Земное затаилось именно здесь, у речки с лягушачьим, финским именем "Мос-ква", в одноименном за отсутствием фантазии городке, в единственной церквушке без позолоты.
           А тут еще местный князь Иван Данилович выходит навстречу с хлебом-солью. Развязывает поясной кошелек - "калиту". И хоть слывет князь жадиной и братоубийцей, но улыбается широко, по-московски.
           Петр полюбил князя Ивана, стал у него жить безвылазно. В 1325 году он тут уже и архиепископов назначал. На краю могилы Петр посоветовал Ивану Калите соорудить в Москве каменную церковь Пресвятой Богородицы, чтоб хоть как-то скомпенсировать вопящую к небесам могилу княжеского брата Юрия Даниловича, убитого происками Калиты в Орде. "Если ты послушаешь меня, сын мой, то и сам прославишься более иных князей с родом твоим, и град твой будет славен между всеми городами русскими, и святители поживут в нем, и кости мои здесь положены будут".
           Так и получилось. Петр успел и строительство храма понаблюдать, и собственноручную могилку возле жертвенника обустроить. Гробик неплохой смастерил. Так что, к 20 декабря 1326 года все было готово. Оставалось только имущество распределить по монастырям, церквям, нищим, домочадцам.
           И хотя митрополия формально все еще находилась в Киеве, а реальный центр православия во Владимире, но могила митрополита - это вам не фунт изюму. У нас где гроб, там и стол. Своим загробным движением Петр существенно продвинул идею московской первопрестольности ныне, присно и во веки веков! За что и святость получил от лица московской администрации и прилагательного клира. Аминь.

Предыдущая страницаСодержаниеСледующая страница


книга I
Кривая Империя
862-2000

книга II
Новый Домострой
1547

книга III
Тайный Советник
1560

книга IV
Книжное Дело
1561-1564

книга V
Яйцо Птицы Сирин
1536-1584

книга VI
Крестный Путь
986-2005
© Sergey I. Kravchenko 1993-2009: all works
eXTReMe Tracker