Предыдущая страница Следующая страница

Кривая Империя Сетевая Словесность Оглавление

Глава 27
Good Boy - Bad Boy

Н                
                
               

у, ладно, ладно! - объясняю. Павел никогда не видел Христа. Он стал агентом Синедриона уже после Распятия. Его послали по римским провинциям ловить и казнить Апостолов и прочих христиан, что он успешно делал лет 20. Он был очень плохим! А потом его прошибла на дороге слуховая галлюцинация: "Что ты гонишь, Савл!". Павел подумал, что это Христос укоряет его в гонениях христиан. И обратился в новую веру. Так зарвавшийся чиновник внезапно раскаивается в принадлежности к бывшей правящей партии и приобщается к новой. Тоже правящей.
           Соотнесение преступлений и наказаний, поступков и воздаяний прочно вошло в литературную традицию.
           У Марка Твена, например, есть рассказы о Плохом Мальчике и Хорошем Мальчике. Хороший учился на пятерки, слушал папу-маму, исправно ходил в церковь, но свалился с дерева и сломал ногу. А Плохой Мальчик, наоборот, учился кое-как, хулиганил, воровал сладости, и за это стал миллионером.
           Полно назидательности в Библии. Навалом ее в Истории РПЦ. Впрочем, здесь стараются философий не разводить и сопоставлений не делать. Вот Макарий приводит примеры благости и скаредности среди князей. Князь, естественно, - элита, лидер общества, - по его благоуханию или гниению можно судить о всенародной этике. Его пример - другим наука. Однако, выводы об эффективности божественной педагогики нам не предлагают.
           Плохие мальчики представлены в Истории немногочисленным отрядом уродов, насоливших церкви. Кроме одиозного Святополка Окаянного, засвечивается всего несколько фигур. Эти пацаны прикрывались внешним благочестием, не жадничали милостыни на церковь, чтоб та не придиралась, а поступали - по зову замутненой совести. Великий князь Святополк II, тезка негодяя, - строитель многих монастырей, публичный молитвенник и святоша, втихаря завел себе гарем по образцу предка Владимира. За серебряную денежку готов был грабить непосредственно в центре Киева. Когда на рынке вздорожала соль, реквизировал монастырские запасы, взвинтил цены и набивал сундуки, не смотря на половецкую осаду. Церковь не прочь была и сама солью поторговать, но не успел Печерский игумен Иоанн рта раскрыть для увещевания, как оказался в ссылке.
           Еще гуще шкодил сын Святополка Мстислав. Услышал он застольный рассказ, что преподобный Феодор Печерский при рытье пещерки нашел несметный клад серебряных и золотых предметов. Команда Мстислава наехала на преподобного прямо из-за стола. Монах стал юлить, дескать, я кой-какую посуду серебряную, конечно, находил, но за ненадобностью зарыл обратно.
           - Куда? - задохнулись бандиты.
           - А я не помню, - врал Феодор, - мне недосуг голову пустяками напрягать.
           Такая наглость расстроила Мстислава. Он велел пытать преблажного хоть и до смерти. Подступающих с крестом и уговорами монахов лично отгонял предупредительной стрельбой из лука.
           Впрочем, рассказы о плохих князьях приводятся в летописи крайне редко. Это надо, чтоб ты, именно церковь оскорбил, - типа соляной конфискации. А так, писали в официальные мемуары в основном похвалу. То есть, все, как у Святополка - и милостыня, и строительство церквей, и битвы за веру, - только о бабах ни гу-гу, о рэкете ни слова.
           Зато очень достоверными и искренними выглядят предсмертные, духовные завещания князей и пастырей наших. Когда тебе уже нечего терять, ничего не хочется, все имеется, а на тот свет не возьмешь, тогда и на душе происходит облегчение. И хочется им поделиться. Чтобы молодняк тоже перестал в женские бани ломиться, вино употреблять и серебро в подполье прятать.
           Церковь не особенно надрывалась перевоспитывать золотую княжью молодежь, точно зная, что с возрастом "вся минет": кончится любовь, страсть к наживе, интерес к антиквариату. Лишь бы ты православным был. А вот, если ты к поганой нации или вере принадлежишь, то тут можешь и у двери гроба не раскаяться. С такими предстояла напряженная работа.
           Самое неприятное, что официальная светская власть, как и сегодня, провозглашала равенство вер, свободу совести и т.п. Приходилось церкви действовать непрямиком.
           Знакомый наш Феодосий Печерский имел обычай под покровом ночи пробираться в еврейское гетто - "особую часть Киева" - и ввязываться с евреями в споры о вере. При этом святой пер буром, называл местных "отметниками", - носителями дьявольской отметины, что было по тем временам обиднее слова "жидовин". Феодосий переходил все границы цивилизованного спора, просто нарывался на неприятности. Историк пишет, что он "желал потерпеть от них смерть за исповедание имени Христова".
           Мне видится здесь подсознательный, фрейдовский умысел святого пекаря. Он начал свой "подвиг" копированием Христа - кормлением прихожан просфорами, истязанием тела в пещерах, воздержанием от магдалиновских форм. И кончить Феодосий хотел, как Христос - на Голгофе. Нужны ему были фарисеи и книжники, чтоб от них претерпеть окончательно. Но где их взять, когда Иерусалим повержен? Когда Синедрион в бегах?
           - Как, где?! Да вот же они! - везде и всюду, далеко ходить не нужно, в "особую часть" ступай!
           - А чего под покровом ночи?
           - А кто посмеет духовного лидера распять среди бела дня? Чтобы тебя потом с детьми и внуками гнали, как собак?! Вот евреи и кивали ермолками, с ночным гостем спорить опасались.
           Сейчас времена переменились. Конечно, евреи еще могут стерпеть налет на синагогу, но другие наши братья некрещеные спуску провокаторам не дают. "Паки не посягнет" шеф ФСБ бродить по шатойским аулам под острым серпом луны, распевая заунывные песни о Богородице и Союзе нерушимом...

Предыдущая страницаСодержаниеСледующая страница


книга I
Кривая Империя
862-2000

книга II
Новый Домострой
1547

книга III
Тайный Советник
1560

книга IV
Книжное Дело
1561-1564

книга V
Яйцо Птицы Сирин
1536-1584

книга VI
Крестный Путь
986-2005
© Sergey I. Kravchenko 1993-2009: all works
eXTReMe Tracker