Предыдущая страница Следующая страница

Кривая Империя Сетевая Словесность Оглавление

Глава 5
Эпоха мечтательного плюрализма

К                
                
               

ак всегда бывает после крупных политических встрясок, в конце 9 века на Руси потянулось интересное время. Еще все было можно, но уже чувствовалось, что скоро будет нельзя. Поэтому хотелось еще сильнее, елось и пилось с аппетитом. Гражданам на выбор предлагался широкий ассортимент духовных блюд. Хочешь, читай готтскую литературу, думай, что ты ариец; хочешь, прислоняйся к хазарскому иудейству; хочешь, в христианство или мусульманство вступай. А хочешь, - оставайся верным заветам отцов - родных язычников.
           В городах благополучно строились деревянные церквушки, из отходов древесины получались неплохие столбы с мордами старых богов. Они втыкались здесь же, неподалеку. Все это как-то уживалось, никто не тыкал в соседа "чуркой", "фашистом" или "жидом".
           Стравить нас друг с другом могла только неустанная забота верховного руководства. Но князь на религиозный разброд смотрел сквозь пальцы. Половина его дружины верила в Христа распятого, половина - в Велеса лохматого, и ничего - выпивали вместе.
           Собирателям паствы это не нравилось, они думали напряженно и вскоре вычислили правильный вектор: нужно долбить князя!
           После Аскольда и Дира правил Вещий Олег. Он первым и последним из русских взял Царьград-Константинополь. Принимать веру поверженных греков посчитал западло. Тем более, что ее приняли битые греками и убитые им лично Аскольд и Дир. Поэтому Олег продолжал общаться с волхвами.
           Сменивший Олега Игорь был властитель слабый и лукавый, больше интересовался вопросами налогообложения, в теологию не вникал. Он неудачно атаковал Царьград, был бит и распустил основную дружину подъедаться в наемниках. Те воины, которые побывали на службе в Византии, возвращались в Киев прилично упакованными. Поражали блеском сбруи, амуниции, нательных крестов. Многим хотелось так же.
           Особенно остро переживала вести с Византийских подмостков жена Игоря княгиня Ольга. Она отбирала модные коллекции из трофеев мужа, а по его смерти и сама двинула на Царьград. Там ее одарили, приодели, крестили...
           Святой отец Макарий недоумевает, с чего Ольга поехала за тыщу верст киселя хлебать, когда при ней обитал греческий проповедник Григорий, именовавший себя не менее, чем "папой". Уж этот "папа" мог Ольгу крестить на месте одной левой. Некоторым в голову приходит мысль о тяге Ольги к европейскому образованию - по типу Петра Великого. Но тогда зачем было тащить с собой "папу"? А существует и еще предположение, что Ольге стукнуло 67 лет, и ее охватил ужас господний. "Папа" Григорий нашептывал на ночь вдовой княгине страшные сказки о Геенне Огненной, поэтому в Царьград Ольга кинулась от ужаса ночного, по-научному - pavor nocturnis.
           Поездка происходила летом и осенью 957 года. Эта дата долгое время вызывала споры, однако, сейчас все разрешилось очень просто. Ольга была принята Императором в среду 9 сентября и в воскресенье 18 октября. Такое сочетание при других ограничениях выпадает только на 957-й год. Мы с вами можем в этом убедиться по нашему интерактивному Юлианскому календарю.
           Вернувшись к нам крещеной, Ольга сделала несколько слабых попыток распространить православие, как и обещала в Царьграде. Но сын Ольги Святослав как раз задрался с греками-болгарами, и христианствовать в его войсках стало подозрительным, кое-кого прямо шлепнули перед строем за подрывные дела.
           Тогда Ольга стала напевать ноктюрны внукам, пыталась их "учить", но это были такие живые мальчики, что уроки делать никак не хотели, а когда подросли, то и друг друга в живых не оставили.
           Ольга скончалась в губокой старости (79 лет) и "первая от Руси в Царство Небесное вниде" (!). То есть, вы поняли: все миллионы славян, умерших до Ольги, отправились к чертовой матери. Даже те, кто по наивности вообще не знал о православии, кто жил в наших лесах до Христа, до апостола Андрея, до явления в Израиле еврейства Моисеева как такового! Вот как, оказывается, мы зависим от зарубежного фольлора. Живем себе, не тужим, а тем временем в какой нибудь Папуасии бегает в соплях будущий мессия; и он укажет нам путь в смоляные котлы только за то, что мы его не предугадали!..
           Выживший Владимир Красное Солнце довольно долго прохлаждался вином и многоженством, к религиям относился потребительски. Он начал очень круто. Кроме страхов, о православии ничего не помнил, туда же относил смерть отца, его последние военные поражения, братскую ненависть и резню в стиле Каина-Авеля. Поэтому сразу привел в порядок святые места - курганы языческой славы. Идолы были обновлены, отполированы, позолочены. Киев украсился холмами и холмиками, напоминающими детсадовские "Берендеевки". Вера отцов воссияла. Пошли сплошные праздники с жертвоприношениями. В материале недостатка не ощущалось, имелся неплохой запас неосторожных христиан, инакомыслящих, правозащитников и прочих съедобных. Христианские церкви пошли на дрова в первую же зиму. А летом произошел случай с недостачей Чуда.
           Представьте себе: Киев. Прекрасная июльская погода. Князь Владимир возвращается из победного похода на ятвягов. Победа получена в обмен на усиленные молитвы к Перуну и Мокошу с обещаниями пристойной жертвы. Таковая жертва по приезду в столицу назначается из числа молодых крещеных варягов. Команда исполнителей чин-чином отправляется к новобранцу, вручает повестку, поздравляет его и т.п. Но парень служить отказывается. Его папа, старый варяг выскакивает с двуручным мечом на крыльцо и предлагает военкоматовцам идти поздорову. Толстые жалуются князю. Князь в шоке. Кричит дурным голосом, бьет в набат, сзывает спецназ. Возмущенные киевляне окружают двор уклониста всенародным кольцом. Еще несколько раз предлагают по-хорошему исполнить гражданский долг - пролить кровь за родину.
           Отец призывника начинает выкрикивать провокаторские лозунги. Вот их смысл: "Если ваши поганые боги такие крутые, пусть любой из них войдет сюда и возьмет моего сына!"...
           На этом церковное описание дискуссии быстро сворачивается, христиан убивают. Но я категорически против такого конца! Нерв ситуации предполагает балагановский выкрик: "А ты кто такой!? Сам дурак!". Клянусь остатками религиозного чувства, что такой выкрик прозвучал.
           - Ты наших Богов не трожь! Они за такой шелупенью и с места не двинуться! Ты своих божков подавай! Пусть твое жидовское семейство само сюда приходит и за вас заступается!
           - Ну? Где оно? Нету! Так получите!
           Тут народ, естественно, подрубил угловые столбы, завалил избу и спалил все это нагромождение греха и праведности...
           Я смиренно присоединяюсь к недоумению моих предков: какого еще повода нужно для Чуда? Вот когда нужно было "прославить имя Божье"! Ведь, разверзнись головешки, выйди оттуда неопалимые Иван да Федор (так их звали), что бы мы - не крестились? Не сказали бы князю Владимиру, чтоб не борзел? Нет, Чуда нам опять пожалели. Небесные силы отнеслись к нам с презрением, решили воздействовать прямиком на князя:
           "...Святой вере надлежало еще взойти на великокняжеский престол".
           Святая вера ничего дурного нам не желала, она только хотела "стать на высокой свещнице", чтоб ее заметили темные россияне, и "разогнать мрак идолопоклонства".
           Этим церковь и занялась. Ее инструмент вошел в аналы. Так же теперь внедряются в народное тело однопартийность и обязательное автострахование.
           При дворе князя ошивалось довольно много проповедников, волхвов и колдунов. Понятно, что они там делали - шаманили себе на карман. Так уж устроена власть, - вокруг нее собирается невесомое комариное облако работников СМИ, специалистов по PR, служителей всяких культов, аналитиков, экстрасенсов, прорицателей. Это происходит по многим причинам.
           Во-первых, власть, как правило, некомпетентна. Чтобы добраться до власти, человеку нужны мышцы, сноровка, гибкая совесть. Эти члены карьерного тела накачиваются, комсомолец развивается по однобокой, однопартийной линии, щеки и подбородок его приобретают особый генотипический рельеф. Интеллект мутанта при этом становится расплывчатым, специфическим. Это вроде и не дурак, но и беседовать с ним скучно, бесполезно. Оказавшись-таки на вершине власти, утвердившись над нашими лысинами, вождь норовит узнать, что в этих лысинах заряжено. Сам врубиться в формулы ядерного распада или макроэкономические кривые он не в силах. Вот и призывает "аналитиков", которые журчат разноголосым хором. Толку от них ноль, но спать - спокойнее, ядерный чемоданчик не давит в бок.
           Во-вторых, власть греховна. Властитель убивает, ворует, разрушает. Пусть, не по злобе, - в силу должностных понятий и инструкций. Но пыль от растертой сапогами совести на пути выдвиженца остается. Она неприятно скрипит, портит вид ковровой дорожки, оседает на мундире, колет глаза. Для снятия атавизма совести хороши попы. В принципе, любая религия предлагает ход для всепрощения - индульгенцию, нирвану, покаяние на исповеди, очистительный хадж, искупительную войну с иноверцами. Так что конфессии наши - все ко двору.
           Еще власть труслива. В бытовом смысле. Повседневное поведение ей рекомендуют PR-щики, душеспасение гарантируют прикормленные "духовники", но снайперских стрел или предательского яда они не отменяют. Бессильны против заговора и силовики, - эти едва успевают заниматься собственным воспроизводством. Тогда главный начальник прибегает к последнему средству - волхвам и колдунам. Нострадамусы заселяют лучшие покои дворца, и каждое утро подносят к завтраку распечатку хорошего гороскопа.
           Короче, не успеешь ты и плешь под новенькой короной почесать, а тебя уже обсели!
           Между преблажными начинается тихая толкотня. Проходят месяцы или годы, и кто-то из них в зависимости от обстоятельств и той же комсомольской сноровки оказывается самым "верным", "судьбоносным", точным в предсказаниях. Тогда он задвигает или душит остальных и становится "единственно верным".
           Вот такой процес и закрутился при дворе Владимира Святославича Красно Солнышко.

Предыдущая страницаСодержаниеСледующая страница


книга I
Кривая Империя
862-2000

книга II
Новый Домострой
1547

книга III
Тайный Советник
1560

книга IV
Книжное Дело
1561-1564

книга V
Яйцо Птицы Сирин
1536-1584

книга VI
Крестный Путь
986-2005
© Sergey I. Kravchenko 1993-2009: all works
eXTReMe Tracker